Антон Сурнин

Сурнин Антон — родился 14.06.1976 года в городе Ижевске, учился, влюбился, ходит на работу тоже в городе в Ижевске, хотя линия жизни и закидывала его в Кривой Рог и Москву. Но это было ненадолго и понарошку. Всегда центровым городом для него был Ижевск. Юрист, сноубордист, дайвер и графоман. При звуках джаза теряет волю.


Проза “Это круче, чем секс”

отрывок

Резко теряю равновесие и с лету врубаюсь затылком в снежный наст. От внезапного удара перехватывает дыхание. Я как-то весь обмяк и пустота внутри. Придя в себя, сажусь на пятую точку и подтягиваю борд под себя. Вроде все целое. Подбегает инструктор Виктор, внимательно смотрит в глаза и кивает, дескать, как ты? Я прислушиваюсь к ощущениям и через некоторое время неуверенно пожимаю плечами – не знаю, вроде ничего.

– Понял, что произошло?

Я был недалеко от нижней точки подъемника, шел спиной вперед и решил прибавить скорость снижения. Угол наклона доски уменьшил, скорость стала нарастать… Все. Понял.

– Это называется поймать кант. Поздравляю, курс обучения ты прошел. Правда, таким штукам я не хотел тебя учить. Но лучше так, чем на серьезной скорости.

– То есть все?

– Да. Основы я тебе дал.

– А я смогу?

– Не знаю. Горы ошибок не прощают. Контролируй скорость. Здесь у нас лягушатник. В Домбае по-другому. Но ты же не в дикие горы едешь.

Один день я с Виктором утюжил склон Ашатли. У меня было только два дня на подготовку с инструктором. Но Виктор после одного дня сказал, что этого достаточно. Понятие у меня есть. Дальше сам накатывай. Виктора мне подсказал Серега. Время уже подходило.

Я готовился к этой поездке полгода. До этого катался только в Чекериле на лыжах. Но в мае прочитал в “Вертикальном мире” статью про Марко Зиффреди и его адский спуск с Эвереста. Он был первым, кто спустился с этой вершины мира на сноуборде, но при попытке повторить и пройти по другому кулуару пропал. Поиски ничего не дали. Я был потрясен и всем взахлеб рассказывал про этого парня. Некоторые пожимали плечами, некоторые спрашивали: А нафига это надо? А в моем воображении были картинки суровых гор, снежные заносы, ледник Ронгбук, на котором его ждали товарищи. Я не понимал: как это вообще возможно? Как он решился? Что чувствовал когда стоял на вершине, встегнутый в крепы, а что чувствовал, когда несся книзу, обжигая лицо ледяным ветром? Он же прекрасно знал, что на подступах к вершине многие и многие ее покорители нашли вечный покой. Ооо, безумству храбрых поем мы песню!

И только Серега, мой старший товарищ, матерый парашютист, не пожал плечами. С Серегой мы познакомились в поездке два года назад. Он зашел в наше купе плацкартного добавочного вагона “Ижевск – Симферополь” в одни шортах, стройный и подтянутый, бритый наголо, задорно улыбнулся и спросил:

– Пирожков хотите? А то мама напекла, они испортятся.

С тех пор мы дружили. Серега был опытный и уважаемый в Ижевске парашютист. На всяких городских и республиканских праздниках он прыгал в небо над Ижевском с разными флагами за спиной с задачей приземлиться в определенную точку на центральной площади. Сейчас уже так не делают. То ли на авиаотряд денег не хватает, то ли по соображениям безопасности. Катал он и на сноуборде.

А теперь Серега сидел на моей кухне, пил мятный чай, слушал историю про Марко.

– А не хочешь так же попробовать? – спросил он добродушно.

– Не, я не смогу. Ты шутишь что-ли? Я и на доске ни разу не стоял, и в горах не был. Я так не смогу.

– А ты не с Эвереста начинай, а, допустим, с Эльбруса. Или Домбая. На Урале красоты такой нет, а Кавказ бы понравился Марко.

– На доске я не умею, – не сдавался я, – Я только на лыжах в Чекериле.

– На лыжах ездят только пижоны, реальные парни катают на досках, – усмехнулся Серега, – у тебя все равно своих лыж нет, берешь в прокате какую-то пародию. Ты ничего не теряешь. Попробуй доску.

Это полет, когда ты идешь в горах по целине, плавно выходя из одного поворота в другой. Основа под тобой едва чувствуется. Под тобой метр, а то и больше рыхлого снега. Это даже не вода. Ошибешься, и уйдешь по горло в сугроб. И тебя никто не вытащит. Даже если кто-то подъедет, он не сможет тебя вытащить, только вместе закопаетесь. Ты должен сам выбраться и продолжить прерванный полет. Я тебе даже не могу объяснить как это, но это круче, чем секс.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)

Загрузка...