Антонов Владимир

%d0%b0%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%bd%d0%be%d0%b2-%d0%b2-%d0%b8Философ, культуролог, публицист. Окончил философский факультет МГУ им.М.В.Ломоносова. Доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Член Союза журналистов России. Лауреат (3-е место, 2010) Всероссийского конкурса в области политико-публицистических работ, победитель (2015) Всероссийского конкурса «Национальная идентичность России: кто мы и кем хотим быть». За заслуги в укреплении духовных и культурных связей между народами в 2010 г. удостоен государственной награды РФ - медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Являюсь автором более 260 научных и свыше 160 публицистических работ, в том числе 50 публикаций по вопросам политики и общества, истории и культуры Японии. В последние годы всё чаще стал обращаться к художественному слову. Одним из свидетельств этого является выход в 2015 г. книги «Мечты, погребенные в атомном пепле». Она включает в себя цикл рассказов, посвященных памяти хиросимских детей – безвинных жертв атомной бомбардировки. A philosopher, a culturologist, and a publicist, I graduated from the Department of Philosophy of Moscow State University. I am a PhD in Philosophy, Professor, Honored Scientist of the Russian Federation, Member of the Union of journalists of Russia, winner (3rd place, 2010) of the all-Russian competition in the field of political and journalistic works, the winner (2015) of the all-Russian competition "The National Identity of Russia: who we are and who we want to be". For the merits in strengthening spiritual and cultural ties between the peoples I was awarded the state award of the Russian Federation - medal of the order "For merits before Fatherland" II degree in 2010. I am the author of more than 260 scientific works, over 160 journalistic works, including 50 publications on politics, society, history and culture of Japan. In recent years, I increasingly began to turn to the artistic expression. One indication of this is the release of the book "Dreams, buried in nuclear ash" in 2015. The book contains a series of stories dedicated to the memory of the Hiroshima children – innocent victims of the atomic bombing.

Книга рассказов "Мечты, погребенные в атомном пепле"

Хироси Огава по совету матери в течение  целого года аккуратно и, надо сказать, с большой охотой посещал занятия у одного местного мастера по икебане. Это происходило регулярно пару раз в неделю после школьных уроков. В Хиросиме мастер по имени Икэда  пользовался большим уважением. Ему было уже много лет. Однако, несмотря на преклонный возраст, он проводил свои занятия  так естественно, в то же время настолько интересно и необычно, что Хироси  твердо вознамерился в будущем стать таким же мастером, как и Икэда-сан… Но в 14 лет, когда он уже второй год отучился в средней школе первой ступени,  Хироси вдруг начал ощущать в себе какую-то перемену, связанную, видимо, с подростковым максимализмом, почувствовал себя человеком, уже готовым принимать самостоятельные решения. Хироси  стал размышлять над тем,  насколько правильно определился с делом всей жизни, не является ли осуществленный им полтора года назад шаг, на самом деле, не его, а маминым решением… …Сомнения Хироси по поводу занятий по икебане усиливали довольно частые, причем язвительные, выпады со стороны некоторых одноклассников: - Ну и ну! Нашел же время пойти учиться икебане! Все парни нашего класса решили выбрать мужественные, военные профессии. Сейчас думать надо о том, как встать на защиту  родины, императора. Думать нужно о том, как проявить высшую воинскую  доблесть, как идти на славную смерть во имя императора. То, что ты выбрал, - это же девчачье призвание. Ты же прирожденный сумоист. Сумо и икэбана далеки друг от друга, словно небо и земля. Хироси было крайне обидно все это выслушивать. Но в большинстве случаев вынужден был стоически терпеть и молчать. А если срывался, то тогда обидчикам приходилось получать от него неприятные тумаки. …Этот коренастый мальчик по своей физической природе был довольно  крепок, хорошо сбит, обладал очень  жилистыми руками и столь же сильными ногами. Поэтому Хироси в единоборстве с одноклассниками практически никому не уступал. Он мог на своих упругих ногах держаться чрезвычайно устойчиво, подобно маленькой скале. Однако само появление этой клички было связано с историей, которая произошла около полутора лет тому назад на заднем дворике школы. Хироси тогда нечаянно наткнулся на трех своих одноклассников, надменно окруживших одного незнакомого мальчика, по внешнему виду и росту напоминавшего учащегося младших классов. Он, полусогнувшись, стоял на коленях. Нижняя губа была разбита в кровь. Старенькая, не один раз выстиранная одежда на нем уже вымаралась кровяными каплями. Мокрые от слез глаза выражали непонимание и отчаяние. Ребята время от времени с ненавистью пинали мальчика и с чувством превосходства над ним  кричали, требуя от него: - Эй, грязный кореяшка! Плати налог! Где твои 10 сэн, которые ты должен был нам приносить каждую неделю? Ты же здесь чужак и раб! Ты незаконно живешь на нашей земле. Понял?! Ты должен нам платить еженедельно налог. Избитый мальчик еле слышным голосом пытался оправдываться: - Я… я не знал. У меня… у меня их нет. - Так найди их. Попроси у родителей или укради у них, - не унимались ребята, окружившие его. Мальчик горько заплакал. В его словах ощущалась полная безнадежность: - У моих родителей нет денег, мы живем очень бедно. В это время Хироси, резко раздвинув своими сильными руками в разные стороны двух, близко стоявших друг к другу, одноклассников, ворвался в середину окружения, сжав кулаки, встал на защиту незнакомого мальчика. Ребята слегка опешили от столь неожиданного и дерзкого поступка Хироси. Но потом, спохватившись, дружно, с трех сторон налетели на него. Но из этого ничего не вышло. Хироси не дрогнул, решительно, со всей силой попеременно оттолкнул каждого из них наружу, как будто он был настоящим сумоистом. В результате ни один из ребят не удержался на ногах. Все друг за другом опрокинулись наземь. Ошарашенные и страшно напуганные ребята разбежались кто куда. В это мгновение на лице корейского мальчика появилась по-детски притягательная улыбка. Он с восхищением смотрел на защитника-победителя. - Тебя как зовут? – спросил Хироси. - Ким! – тоненьким голосом отчеканил он. - Меня зовут Хироси. Ты, знаешь что… В общем, э-э… ты старайся больше не попадаться на глаза этим ребятам, обходи их пути. Остерегайся их. Если вдруг случайно нарвешься на них, то сразу предупреди их… Если они тронут тебя, обязательно скажешь мне об этом. Понял? - Хорошо, я понял. - Тебе сколько лет? - Мне 7 лет. В конце года будет уже 8. - А где ты живешь? Где учишься? - Я здесь, через две улицы, живу в небольшом бараке с родителями. Скоро, наверное, пойду в школу. Родители должны договориться. Затем корейский мальчик обратился к Хироси: - Я хочу пригласить тебя на праздник мальчиков. Ты приходи к нам в гости. Я угощу тебя вкусными корейскими рисовыми лепешками. На этом они расстались. Больше Хироси не видел этого мальчика. Но зато в классе пошла разная молва о случившемся. Одни поддерживали его, другие осуждали. Но последних все-таки было явное меньшинство. С той поры к Хироси крепко пристала кличка «сумоист». Как-то в преддверии празднества, посвященного цветению сакуры, а это было в начале апреля 44-го года, Хироси все же решился поделиться с матерью своими сомнениями насчет икебаны. До завершения двухлетнего курса оставалось еще более полугода. Ему больше не с  кем из близких людей было посоветоваться. Отца давно призвали в армию, и он служил где-то в Маньчжурии. А бабушка стала совсем старенькой и очень забывчивой. Наэко-сан, мать Хироси, вопреки его ожиданию, нисколько не была удивлена одолевавшими в последнее время сына вопросами… …Слова матери, полные искренности, запали в душу Хироси. Он успокоился и решил больше никогда при ней не поднимать этот вопрос. После этого Хироси с ещё большим интересом к икебане продолжил заниматься у Икэды-сэнсэя. …Хироси любил его – нередко продолжительные – рассуждения. Старый мастер называл их философскими откровениями. За ними всегда ощущалась глубинная, почти космическая тайна. Это Хироси всякий раз как-то по-особому завораживало… После таких откровений сэнсэй будто замирал. Взгляд его становился отрешенным, устремленным куда-то в космическое пространство. На старческом лице сэнсэя застывало выражение созерцательного размышления, душевной успокоенности. Но это была неподвижность иного рода. Особое состояние, связанное с медитацией. После этого, как бы придя в себя, он вновь продолжал свои интересные философские рассуждения. Говорил о том, что окружающая нас природа – это бесконечное многообразие символов и знаков, к распознанию которых человек должен идти всю жизнь, чтобы научиться жить в гармонии с ней… В процессе обучения Икэда-мастер высказывал и такую важную мысль: ученик должен учиться выражать собственные чувства и мысли… Но торжество истины наступает лишь в тот момент, когда ученик превосходит своего учителя. Именно на таких талантливых учениках держится слава учителя. Сэнсэй не раз в полушутливой форме изрекал: - Я как старый мастер олицетворяю собой прошлое и только чуть-чуть задеваю настоящее. А вы, мои ученики, - всё настоящее и будущее. Поэтому связь времен в природе, равно как и в человеческой жизни, нерасторжима. Этот момент прекрасно обнаруживается в икебане. Например, полностью распустившиеся цветы, стручки или засохшие листья выражают собой прошлое. Наполовину распустившиеся цветы или зеленые листья символизируют настоящее, а еще нераскрывшиеся бутоны, набухшие почки - будущее. Хироси в постижении икебаны тоже делал свои первые успехи, которые были отмечены сэнсэем… В аранжировке ко Дню мальчиков он придал своей композиции стройный и прямостоячий характер за счет тонких стеблей из ирисов, чтобы показать нечто, напоминающее шпагу - символ мужественности. А в честь Нового 1945 года Хироси составил композицию из белых сосудов, в которые были установлены сосна и белые хризантемы. Сосна в Японии символизирует долголетие и вечную молодость. Новогодняя аранжировка посвящалась Икэде-сэнсэю. …С началом Нового года старый мастер стал часто хворать. Но, тем не менее, пересиливая себя, продолжал вести свои занятия. Это чрезвычайно трогало Хироси и других учеников. На закате зимы, перед самым завершением курса, учитель впервые заговорил о принципиальном различии между собой европейского и японского видения красоты цветов. Однажды, слегка вздохнув, сэнсэй обратил свои взоры к Хироси со словами, немного похожими на завет: - Придет время, тогда ты или кто-либо из вас, мои ученики, непременно получите возможность побывать со своими выставками икебаны в Европе. Я хотел бы, чтобы в будущем, например, Хироси с подобной миссией обязательно посетил одну маленькую, но такую чудесную страну! Это Голландия. Я много читал и слышал об этой стране. Это страна тюльпанов. Мы должны увидеть цветочное искусство западного мира и открыть им наше видение красоты цветов через икебану. Почему-то я верю, что настанет такое счастливое время именно для вас. …С той поры Хироси начал жить только мечтой о Голландии, о том времени, когда появится прекрасная возможность поездки в эту страну. Но в пору, когда цветы сакуры свежими лепестками дружно, в массовом порядке опали и подобно белому и пушистому снегу покрыли землю, не стало сэнсэя... Но Хироси ни на минуту не забывал о той заветной цели, которую поставил перед ним учитель незадолго до ухода из жизни. Он по-прежнему продолжал думать о Голландии.

Летом 45-го, когда пик его остался позади, неожиданно Хироси, которому уже шел шестнадцатый год, стали одолевать два видения в необычном сочетании. Ему казалось, а это происходило всё чаще и чаще, что он будто наяву прибыл в Голландию со своей выставкой икебаны и тамошняя публика принимает его с восторгом. Но тут же перед глазами почти вживую вырастал широко распространенный и глубоко почитаемый в данной стране тюльпан, но, увы, в зловещем виде – в черной мантии. Он перед ним будто застывал в мрачном дозоре. Подобный вид в Японии означал провозвестника скорби, траура. Это уже был призрак смерти. И она, действительно, вплотную подобралась к Хиросиме и хиросимцам.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (91 голосов, средний бал: 4,58 из 5)

Загрузка...