Анна Ивановна Гоголева

фото_автораРодилась и выросла в Якутске. Исследователь, писатель,литературный работник. Закончила Литературный институт им.А.М.Горького в Москве, затем, после окончания аспирантуры в ин-те Мировой литературы им.А.М.Горького, защитила диссертацию по творчеству классика якутской литературы П.Ойунского. Начала писать с малых лет. После окончания аспирантуры работала в республиканских, центральных газетах и журналах. Имею ряд публикаций в разных изданиях страны: 10 изданных книг, статьи о якутской культуре, истории, литературе. В данное время работаю в литературном музее им. П.Ойунского.


Художественно-документальное произведение "Дорогой сердца"

Синопсис

  Имя Кэт Марсден, английской сестры милосердия, особо почитают в Якутии. Она – одна из немногих, кто во времена неизлечимых болезней, нищеты и бедствий, в отсутствии действенных лекарств, решил бороться со смертельным заболеванием, наводившем ужас во всем мире. В одном из самом отдаленном и неблагополучном крае Российской империи, что представляла собой Якутская область в 18 веке. Жизнь ее - это путь к ней, незнакомой стране, ее людям. Благодаря их помощи - сестер милосердия, врачей, священников, государственных деятелей, из высших кругов общества и простых людей, она смогла исполнить свою миссию, невзирая на опасность, невероятные трудности. Бедствие болезней было остановлено трудами людей разных народов, стран, великой силой милосердия. Со временем и жизнь на Севере преобразовалась. Об этих значительных событиях нашей Истории малоизвестно. Наш рассказ основан на реальных фактах и вымысле, архивных, исторических данных и документах.  

Отрывок

    Неустрашимая Кэт   - Где же Кэт? Где? Мистер Джозеф Дэниэл Марсден, посмотрев на часы, недовольно нахмурил брови и обратился к своей супруге: - Дорогая, вам следует поторопить ее. Если другие дети готовы, приведите их. Мы опаздываем на службу. Супруга, улыбнувшись ему, прошла в детскую за детьми. Вскоре хорошенькие, нарядно одетые девочки одна за другой вошли в гостиную и чинно поклонились отцу. За ними зашли сыновья, аккуратно причесанные, в одинаковых костюмчиках. Но среди них не было младшей. Отец семейства нахмурился. Он, известный адвокат, любил точность, порядок во всем, а младшая, казалось, только и делала, что его нарушала. Миссис Марсден, встретив в коридоре служанку, выговорила ей: - Ну, где же Кэт? Разве я не предупреждала вас, что за ней нужен особенный присмотр. Приведите ее поскорее. Служанка, поклонившись, побежала за девочкой. Наконец ее нашли в дальнем углу двора, перевязывающую лапу какой-то ободранной, грязной собаки. И где ее только нашла! Собака не сопротивлялась, свесив на бок голову с косматыми ушами, терпеливо ждала, когда ей окажут помощь, время от времени благодарно облизывая щеки своей благодетельницы. Служанка заохала. Нарушительницу порядка отругали, переодели, умыли чумазую рожицу и привели. Малышка Кэт в нарядном платье явно чувствовала себя неудобно, одергивала рукава, подол, умоляюще смотрела то на мать, то на отца, будто просила ее отпустить. Мать нахмурилась: с этой непослушной девчонкой все не так! Ей лучше всего не в нарядном платье, а в простой одежде, не с детьми своего круга, а с уличными замарашками, не в теплом доме, а в лесу, не в ухоженных гостиных, а в пригородных трущобах. И в кого уродилась! Нравом, манерами – мальчишка-сорванец. Хорошо, что остальные дети другие, сразу видно – из хорошей, благополучной семьи. Когда четверо мальчика и четыре девочки наконец собрались, мистер Марсден довольно оглядел свое многочисленное семейство. Ухоженные, хорошо одетые дети - целых восемь! и мать их София Матильда, урожденная Уэллстед в Миддлсексе, были его особенной гордостью. Его заработок, состояние преуспевающего адвоката позволяло содержать в довольстве большой дом, семью, прислугу, не отказывая домочадцам ни в чем. Когда они появлялись в церкви, он с удовольствием чувствовал на себе завистливые взгляды людей. Но одно омрачало благополучную семейную жизнь – тяжкая болезнь, чахотка. Более трехсот лет она тяготела над ними, как родовое проклятие, и не щадила никого: ни детей, ни молодых. Приходила черной гостьей, передаваясь по наследству, и забирала с собой их, еще полных жизни, способных создать семью, продолжить род. Все надежды уходили вместе с ними, захороненные под очередным могильным венком на местном кладбище. Об этом они старались не говорить, точно так можно было остановить смертельную болезнь и забыться в привычной, размеренной жизни. Но все понимали, что она лишь затаилась, точно выжидая, когда жертвы ослабеют, чтобы потом, как зверь, вцепиться мертвой хваткой. Об этом миссис Марсден вздыхала по ночам, думая о переменчивости судьбы, о том, что благополучие их зыбко и держится на здоровье главы семейства, ее усиленным хлопотам. Сегодня они полны сил, но завтра, что будет завтра?.. Миссис Марсден гнала от себя мрачные мысли, стараясь забыться в хлопотах, заботах о семье и доме. Она нередко сама покупала на рынке свежие фрукты, овощи, необходимые продукты. В магазинах - модную одежду и все нужное для благополучия в доме. Дети радовали супругов, только одна Кэт беспокоила. Нет, конечно, нрав ее вовсе не дурной, но слишком непоседливый, живой. Верно, характером она пошла в своего дядю Джеймса Рэймонда Уэллстеда, служившего лейтенантом на Индийском флоте. О нем, подвигах его, любителя приключений, живущего бурной жизнью в экзотических странах, ходили легенды. Племянница его тоже не любит сидеть дома в комфорте и уюте среди кружевных салфеток, дорогих гобеленов и картин, старинной мебели, резных шкафов с фарфоровой посудой, высоких окон с тяжелыми шторами. Рукоделие, занятия танцами оставляют ее равнодушной, как и чтение волшебных сказок. В то время, как другие дети просят гувернантку почитать сказки перед сном, она отказывается, находя их вымышленными и неестественными. Ей интереснее говорить с кухарками, кучерами, играть с детьми прислуги, водиться с уличными мальчишками, кошками, собаками и птицами. Простой, рабочий люд любит ее, ласково называют «наша Кэт». Она же при каждом удобном случае бежит к ним, приносит лакомства, конфеты, игрушки. Что ж, в этом, конечно, нет ничего предосудительного, но это сказывается на ее учебе. Кэт не прилежна и не усидчива. Учителя даже считают ее ленивой, не способной ученицей, а это огорчительно, весьма. Хорошо, хоть уроки музыки, пения и рисования никогда не пропускает, это ее любимые предметы. - Пока я жив, - подчеркивал мистер Марсден, - мои дети должны хорошо учиться. Хорошее образование – это достойное место в обществе. С этим, конечно, миссис Марсден не могла не согласиться. Пока жив ее супруг, для них многое возможно. С появлением Кэт все же стало, как ни странно, при ее неугомонном нраве, как-то спокойнее. Если в доме кто-то заболевал, нет сиделки лучше, терпеливей, заботливее, чем она. Кэт предугадывает каждое желание больного, трогательно ухаживает, читает ему книги, за которые в другое время ее с трудом заставляешь сесть. Любимое занятие ее: укладывать кукол в постель, ставить им компрессы, давать «лекарства». Да, особенный ребенок, непохожий на других. - Нашу Кэт ждет нелегкая судьба, - вздыхала миссис Марсден. –  Забота о больных почетна, но тяжела. - Если так рассуждать, то и жить тяжело. Нет, за свою дочь я спокоен. Она - моя дочь. Мы помогаем ближнему избавиться от проблем. Только для меня это обязанность, а для нее – необходимость. Нет, нет, она не пропадет. К этому миссис Марсден про себя добавляла - как и те, кто рядом с ней. Она непременно придет на помощь тому, кто нуждается в этом и постарается облегчить ему жизнь. Кто знает, может, приход Кэт  - помощь Создателя, чтобы остановить болезнь, тяготеющую над их родом… - Ну вот, теперь все в сборе и можно отправляться, – мистер Марсден снова посмотрел на часы, важно кивнул, и все семейство направилось в местную церковь. Там во время службы, проповеди пастыря миссис Марсден горячо молила Всевышнего продлить эти счастливые дни. Она смотрела на лица знакомых, друзей, своих любимых детей и молила об их благополучии. Это обещали покойный свет свечей, тихая органная музыка и проповедь пастыря. В такие минуты лица детей становились задумчивы и тихи, а Кэт преображалась. Она словно погружалась в таинственные глубины и видела там нечто такое, отчего захватывало дыхание и все существо начинало трепетать, будто при звуках пленительной музыки, верно, скрипки, которую Кэт так любила. А может, в эти мгновения она предчувствовала свое будущее… Мистер Марсден вздыхал. Он знал, что оно будет нелегким. Страдания мира по плечу только Всевышнему, а ей, его маленькой девочке… За спиной Его была великая сила, а за ней - бремя уходящих близких людей. Они же не воскреснут. Мистер Марсден со вздохом отводил глаза. Кэт, будто почувствовав это, переводила взгляд на него, возвратившись из своих неведомых далей, улыбалась и благоговейно закрывала глаза, слушая церковную музыку. Эти звуки, полные покоя, пение прихожан, потускневшая мозаика на витражах высоких церковных окон, лики святых точно возвращались вместе с ней из иных миров, наполняя все кругом небесным светом, просветленным успокоением. Кэт, слушая проповедь пастыря, музыку органа, которая умиротворенно действовала на нее, мысленно говорила с Богом. Она признавалась, что родители, воспитатели, которым был поручен присмотр за ней, жалуются на нее, считают своенравной, упрямой и непослушной, стараются искоренить «недостатки», строго наказывают, ругая за непоседливый нрав: за то, что убегает от благовоспитанных детей ее круга и бежит к уличным сорванцам. Но все же она не чувствует себя виноватой. Напротив, ей жаль, что рядом нет ее друзей. Если они и приходят в церковь, то робко садятся на крайние ряды, не решаясь пересесть поближе и даже подойти. От этого Кэт становилось не по себе. После службы она скорее переодевалась в свое любимое простое платье и спешила к ним с подарками после воскресного, обильного обеда: с пирогами, конфетами и прочим лакомством, таким редким в простых рабочих семьях. Но иногда это не удавалось, потому что приезжали гости – благовоспитанные дети, вместе со своими чопорными, надменными родителями. С ними надо было о чем-то говорить, следить за каждым словом, стараться показать себя образцовым ребенком, которым она никак не была. Да еще эти скучнейшие занятия рукоделия! Кэт, сделав несколько стежков, бросала шитье и начинала просить гувернантку разрешить ей заняться любимым рисованием, или пением, разучиванием новых песен, мелодий, музыкальных произведений. Это одно могло оторвать ее от друзей, которые терпеливо ждали ее на улице. Они, как и другая прислуга, простой, рабочий люд, обожали малышку Кэт за доброе сердце, не гордое к ним отношение. Закончив поскорее домашние обязанности, Кэт спешила к ним. Там ожидало столько забот и разных открытий! Надо было облазить все знакомые деревья, заглянуть в гнезда, проверить целы ли птенцы, не голодны ли. Хотя мамашам это явно не нравилось, Кэт не отступала. Она лазила по деревьям, копалась в земле, чтобы отыскать червяков, букашек и принести корм в их голодные рты. Убедившись, что птенцы  наконец-то насытились, она, скрываясь от строгих материнских глаз, дворами пробиралась на местный кирпичный завод, чтобы поглядеть на огромные пышущие жаром печи, в котором появлялись кирпичи: весь этот трудоемкий, изнурительный процесс казался ей таким же увлекательным, как выпечка хлебов в местной пекарне. Но если там, среди хлебов, пирожных, вкусно пахнущих пирогов, были упитанные, пышущие здоровьем пекари, то здесь изможденные рабочие, почерневшие от копоти и грязи. В их запавших, голодных глазах застыла смертельная усталость, как сажа и черный уголь. Однажды в присутствии Кэт один их них, не выдержав долгой работы, упал. К нему подскочил управляющий и потребовал встать, немедленно продолжить работу, в противном случае грозил увольнением. А это означало еще больший голод и изнурение. Бедняга поднялся из последних сил. Увидев это, Кэт решила помочь им. На следующий день она принесла рабочим отборный семенной картофель, который выпросила у садовника. Тот сажал картошку тщательно, со знанием дела, ухаживал за посаженными мелкими картофелинами так, что они вырастали в крупный, отборный картофель. Иногда Кэт помогала ему пропалывать сорняки и потому решилась попросить у него картофель для рабочих. Печеный вкусный картофель они проглотили с кожурой, неловко поблагодарив Кэт. Она, видя какое облегчение это приносит им, с радостью приносила еще.   Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (3 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...