Андрей Чудной

dPK_Cn3OtqAУвлекаюсь жизнью. Правда. Пытаюсь понять, для чего мы все здесь собрались и начали существовать. Поэтому лезу в самую глубь себя и других, а свои находки оформляю в записи. Делаю это лет 10. Но так и недорылся до истины.

Hi! Увлекаюсь жизнью. Правда. Пытаюсь понять, для чего мы все здесь собрались и начали существовать. Поэтому лезу в самую глубь себя и других, а свои находки оформляю в записи. Делаю это лет 10. Но так и недорылся до истины.


Повесть "Короткометражки из жизни или Что в голове у таракана"

отрывок

Все родились – и я точно так же

 У всех у нас есть что-то общее. Например, кислород. Плагиат начал преследовать меня с самого начала моей жизни: все родились - я сделал точно так же, все в садик – я за всеми, все в школу – я туда же. А вот с институтом было сложнее. Тут-то мы все и разбежались, как тараканы при включении света на кухне. Впервые появилось причудливое слово «выбор» и пара эпитетов для него «верный» и «неверный» с целым рядом синонимов к ним. Это теперь, благодаря статусам групп социальной сети, я знаю, что не существует «неверного выбора», но тогда же никто мне об этом не сказал. Да и в классической программной литературе герои вечно сокрушаются над тем, что не стоило им убивать, унижаться, бросать мужа, откусывать от кекса и еще много чего делать им не стоило. И как вот, начитавшись столько всего о том, чего не следовало делать, узнать, что же следует делать? В то время ответ оказался на поверхности – спросить у мамы. Но это не все. Спросить у мамы, а потом поступить на совершенно противоположный ее совету факультет.

Так, человек, у которого по венам текла математическая кровь, получил корочку учителя русского языка и литературы. Но жить амбициями и воплощать их в жизнь – это две разные вещи. Когда я держал свой синий диплом своими синеющими руками филолога в стране, где требуются менеджеры и экономисты, перед моими глазами появилась мемориальная доска с выскобленной одиннадцатой заповедью всей прозревшей молодежи «Надо было маму слушать».

Мама - единственный близкий человек, который с тобой, если ненадолго, то навсегда

А я ведь из интеллигентной семьи: мать - учитель, отец - алкоголик. У меня были все шансы пойти по стопам отца, но я выбрал стопы матери. Родившись еще в СССР в 1990 году, я всем нутром ощущал сухой закон, но бунтарское мировоззрение с ним усердно боролось. Первый раз употребил алкоголь в 15 лет. Мне не понравилось. Но время идет, впечатления забываются. Я перестал думать о всяких там глупостях и начал их делать. И вот уже пробую алкоголь второй раз на третьем месяце обучения в институте с пятикурсницей, в которую успел влюбиться по уши. Помню, как пришел домой в дюпель пьяным и навалил все съеденное за день в центре зала. Обрадовался, что дома никого не было, но рано. Через несколько минут вернулась мама, и ей удалось застать меня за медленной уборкой напольного ковра. Не знаю, поверила ли она в то, что я отравился грибами, или сделала вид, но взбучка тогда не состоялась.

Мама лупила меня частенько, пока не достиг восемнадцатилетия. 18 лет – это какая-то волшебная дата, позволяющая заявлять о том, что ты взрослый и способен самостоятельно все решать. Хотя в твоей голове нет ничего, кроме как мыслей о хорошей тусовке и более чем хорошей девчонке. Отца я не видел с младенчества, поэтому терпеть все мои выходки приходилось только маме, а выходки у меня еще те. Все мои поступки сравнимы с океаном: границы есть, но их не видно. Впрочем, они мало чем отличаются от поступков других молодых людей, считающих, что жизнь надо прожить с огоньком. Я начал курить в 14 лет, любить в 15 лет, пить в 17 лет, а в 18 лет устроился администратором в ночном клубе. Стоит ли объяснять, что такое ночной клуб и к чему приводит постоянное нахождение в нем? Деньги, драки, легкие девушки, легкие наркотики…

К этому времени мама уехала попытать судьбу в другой город, а я остался жить с бабушкой. Это удобно. Буся никогда не задает лишних вопросов, кормит меня, стирает вещи, убирается дома. Сухо и чисто, а я всегда в свежем подгузнике. С уездом мамы, я стал превращаться в своего папу (царство ему небесное!), вернее, в того своего папу, о котором слышал по ее рассказам. До сих пор не уверен, что он такой монстр. Но я преобразился в монстра. Мама решила, что сын достаточно самостоятелен и что его уже можно оставить без надзора. Она ошиблась. Как только поезд тронулся с перрона, внутри меня все рухнуло, и я тронулся головой. Плакал всего лишь ночь, а на следующий день вместе с солнцем ко мне пришла черствая свобода. Я понял, что не принадлежу к людям, хотящим сделать весь мир счастливым, и мне будет вполне достаточно того, чтобы весь мир осчастливил меня. Ведь каждый думает только о своем счастье и пытается его достичь более простым для себя путем. А выбирая путь, надо помнить только о том, что никто не думает о твоем счастье, что это мир лицемеров. Да что вообще можно хотеть от мира, в котором даже гороскоп врет? И я примкнул к нему, погрузившись в потемки танцующих у шеста каблушниц и платящих за их коктейли директоров, так как моя совесть села в вагон с единственным дорогим мне человеком – мамой.

Из меня мог бы выйти неплохой пьяница. Но когда стоишь на самой вершине скалы, у тебя есть три пути: слезть, упасть или полететь. Образно говоря, мне выпало забраться на такую вершину. Для полетов крыльев не нашлось, зато мама, вернувшись ненадолго домой, помогла мне слезть и дала понять, что даже если она не рядом со мной, то всегда внутри меня. Кстати, мама у меня учитель математики.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 3,25 из 5)

Загрузка...