Андрей Толоконников

DSC_0047Я психолог, точнее - психолингвист. Всю жизнь изучал речь любящих людей. И после 20 лет работы описал её в виде алгоритмов. Теперь летаю по Казахстану и России, обучаю людей любить себя и других, становиться успешнее с помощью правильной речи.

Для тех стран, куда не езжу, еженедельно веду интернетные вебинары.

Всю жизнь любил читать, а год назад пробило писать свои мемуары. Про острые события детства и разных приключений. Так всё и назвал – «Приключения психолога»

I am a psychologist, to be exact - psycholinguist. All my life I studied speech loving people. And after 20 years, I described it in terms of algorithms. Now fly to Kazakhstan and Russia, teach people to love themselves and others to become more successful with the help of correct speech.

For those countries where I do not go, I conduct weekly Internet webinars.

All my life I loved to read, and a year ago, I try to write his memoirs. About acute childhood experiences and different adventures. So all and called - "The Adventures of a psychologist"


Повесть "ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПСИХОЛОГА"

отрывок

Часть 1. СОБАКИ В САДИКЕ. Повесть о детстве психолога

Глава 5. СЕРЁГИНА МАМА

        …какой-то непривычный гул за окном …не дал мне спокойно спать. Я вышел на балкон и растерялся: почти весь двор был заполнен множеством стоящих женщин. Они возбуждённо переговаривались. Уже потом я узнал, что когда Серёга утром с экстрасенсихой уехали из дома, в его дверь постучали. Дома оставалась его мать, большая и уже нездоровая пансионерка. Когда она открыла, то трое подонков ворвались в квартиру, ударили в лицо и заломили руки назад. Затем внесли на кухню стул, на который её усадили, привязав.

       Я знал её со своего первого класса. Она была обычная женщина с завода, хлопотливая мать троих сыновей и жена властного мужа. Но то, как она поступила в этой ситуации, вызывает только восхищение.

Мать не знала, где Серёга держит деньги, но после двух ударов по лицу, поняла, что скоро останется без зубов, и «призналась» им, что одну половину денег Серёга точно прячет где-то в платяных шкафах в её спальне, а со второй заходил в свою спальню, закрывая за собою дверь.

Обе комнаты отделялись от кухни залой. Оба главаря и ушли туда, оставив с ней своего подмастерья. Он вынул и холодильника банку с икрой и стал пожирать её большой ложкой. Одна створка кухонного окна была открыта и щель была с ладонь. До того, как полезть в холодильник, третий налётчик было толкнул створку, но она не подалась из-за невидимого ему крючка. А тут было столько вкусного и не виданного, что он переключился на пожирание деликатесов.

Тётя Маша понимала, что скоро с модным тогда у бандитов утюгом на кухню ворвутся ничего не нашедшие озверевшие подонки. Терять ей было уже нечего и, опершись на ноги, она стала действовать.

Она была привязана к стулу от колен до плеч, включая и руки. Оторвав задние ножки стула от пола, она наклонилась вперёд, и изо всех сил ударила головой в бок пожирателя икры. Он смотрел не на свою жертву, а в холодильник. И поэтому опешил от неожиданного удара по рёбрам.

И пока он, упав, приходил в себя, она, подшагнула к окну и, навалившись животом на кухонный стол, истошно завопила. Она не облекала свой ужас в какие-то слова, а просто издала долгий истошный вопль, на  который из окрестных домов высыпали уже не спавшие домохозяйки.

Подбежавшие бандиты не успели наброситься на неё, когда она успела им крикнуть: «Смотрите вниз, там из соседнего подъезда участковой выбежал. Если тронете меня, вам ещё хуже будет!» Внизу уже было много женщин, кричавших про милицию.

        Главарь выбежал на не застеклённый балкон, увидел, что милиции ещё нет, заскочил назад на кухню, замахнулся кулаком, но почему-то не ударил. Наверное, женские крики за окном вразумили.

А затем они выскочили из квартиры в подъезд. И со второго этажа сбежали вниз, но на входную дверь снаружи навалились женщины. А ведь даже силач не сможет выбить дверь, придавленную весом двух десятков человек. И они побежали наверх, в квартиру к привязанной к стулу тёте Маше. Забежали в залу и, к счастью, им было не до кухни – они выскочили на балкон.

6. ПРЫЖКИ

Я так и не понял, почему они прыгали с балкона, а не из окон двух задних комнат, в которых уже искали Серегины деньги. Ведь позади дома не было никого, только полоса земли шириной метров десять до уже знакомого вам детского садика. Окна комнат находились на той же высоте, что и ограда балкона. Кроме того, простыни из спальни могли сэкономить не меньше метра высоты.

Но легко мне умничать спустя годы вдали от  неожиданного для них стресса.

Я уже был на балконе, когда спрыгнувший первым главарь, затравленно озираясь, пробирался сквозь, заполнившую двор толпу из сотни женщин. Они с неохотой расступались перед его кулаками, которые он, как боксёр, держал перед своей мордой.

         Следующим прыгнул тот, что стерёг старушку на кухне. Он был моложе и худее других бандитов, но это ему не помогло.

Перед балконом были натянуты три ряда верёвок для сушки стираного белья. Первый бандит прыгал не вниз, а вперёд, чтобы перелететь через верёвки. Второй оттолкнулся недостаточно сильно и зацепился правым каблуком за дальнюю от балкона верёвку. Раздался громкий звук, словно от гигантского контрабаса. Он отразился от соседних домов и повторился в эхо. Толпа молча смотревших женщин вздрогнула. Вся толпа одновременно. Густо вибрирующий бас ещё звучал эхом, когда зацепившегося каблуком парнишку в полёте сначала завалило на левый бок, а затем развернуло спиной к земле. Ему повезло, что даже при этом его голова осталась выше ног.

Прыжок через отстоящие от балкона верёвки спасал этих «прыгунов» от падения на узкую полосу асфальта сразу перед балконом. Дальше до тротуара был огород. Он был не засеян, и в нём младшеклассницы постоянно днём играли в дочки-матери, постепенно утоптав землю. На неё он и рухнул плашмя, падая спиной вниз последние два метра. Спиной, но не головой, которая находилась выше и просто по инерции стукнулась о землю после спины.

Она практически не ушиблась о землю, так как при падении на землю подбородок рефлекторно прижался к груди. Парень мог отбить себе почки, а потом подлечить их, но он был не в кроссовках, а в туфлях на каблуке. Поэтому попал левее, чем надо.

Потом народ ещё долго подходил смотреть на тот нетолстый пенёк длиной в полпальца, на который парень и упал позвоночником.

Будет, наверное, банальным написать тут что «я никогда не забуду» тот хруст ломаемого позвонка, от воспоминания о котором до сих пор морщится лицо и какой-то отвратительный зуд появляется в кончиках пальцев. И – желание забыть, как на маленькую полянку среди огромного леса молча стоящих женщин спиной вниз падает юный парнишка.

Сразу в момент хруста по его рукам и ногам словно прошла волна, дважды одновременно подтолкнувшая их подскочить вверх. Во второй раз – уже немного меньше. Третьего дёрганья уже не было – он лежал неподвижно. А его голова, даже когда руки и ноги дёргались, была неподвижна, словно отключилась уже в первое мгновение.

С высоты третьего этажа видеть мелкие нюансы было невозможно, но мне, заворожено смотревшему, показалось, что после того, как его челюсть медленно опускалась, всё больше открывая рот, выражение лица становилось более значительным. Словно в этот момент где-то далеко ему простилось всё то, что он уже успел натворить в жизни.

Я видел не только его, но и всю картину. Когда в падении его развернуло спиной вниз, то у многих в сомкнутой женской толпе обе руки непроизвольно дёрнулись к лицу, словно прикрывая вырывающийся из ртов крик ужаса.

Но крика пока не было, было только звенящее молчание только что долго возмущённо шумевшей толпы. То, что всегда предваряет непроизвольно вырывающийся крик ошеломлённых зрителей.

И в эти молчаливые мгновения все услышали хруст. Казалось, что звуковая волна от эпицентра в спине парня проносилась сквозь всё более дальние ряды толпы. И отражалась на каждой: у одних голова дёргалась, чтобы уйти в плечи, у других гримасой искажало лица, у третих отшатывалось тело, у одних – назад, у других – в стороны.

Но даже с третьего этажа никто не смог бы разглядеть ещё множество других реакций в этой огромной толпе.

А потом женщины вскрикнули. Не специально, а просто из десятков грудных клеток был выдохнут звук «А».

Парень лежал, отбросив левую руку в сторону, а правую словно прижав к телу. Всё время падения он молчал. Даже когда его вертело в воздухе. Почему он молчал? И не знаю, и не узнаем.

Женщины стояли, потрясённые чрезмерностью наказания, только что настигшего мучителя такой же как они.

И тут прыгнул третий, здоровый детина.

Судьба наказала и его. Увидев, что главарь беспрепятственно ушёл сквозь женскую толпу, он бросился назад в комнату как раз во время прыжка несчастного парня.

Он насовал в карманы часы и украшения серёгиной жены. И, схватив коробку с аудиоплейером, с разбегу вскочил на перила балкона, оттолкнулся от них и перепрыгнул верёвки. На долю секунды он словно застыл в странной позе: будто сидящий в воздухе с приподнятыми коленями, в протянутой вперёд руке он вертикально держал коробку. По размеру она походила на книгу, и казалось, что зловещий колдун летит по воздуху на несчастных женщин, заклиная их дьявольской книгой. И когда он коснётся земли, то во все стороны от него промчится стена пламени, мгновенно испепеляя всё новые ряды его жертв.

Но это сумасшедшее утро продолжалось наяву.

Уже в полёте он посмотрел вниз и увидел, что летит прямо на ноги своего предшественника.

Следующую секунду он угрём отчаянно извивался в воздухе, чтобы не переломать свои ноги падением на чужие. И, впечатлённая его упорством, Судьба смилостивилась – его ступни приземлились с обеих сторон от недвижного тела, не задев его.

Бандит быстро пришёл в себя от падения и пошёл на сплошную стену женщин. Над головой он угрожающе поднял коробку. Стена, естественно, стала расступаться.

Но тут он, что-то поняв, отвернулся и подскочил к телу. Затем с трудом его поднял, взвалил себе на спину и, оскалившись, пошёл на женщин. Они расступились уже от его вида, причём узкая дорожка быстро образовалась до конца толпы. Среди множества тесно стоявших людей по коридору шириной в метр и длиной в три подъезда этот тип, раскачиваясь, тащил напарника. Голова того болталась у него на плече, и когда они были под моим балконом, то показалось, что рот немного двинулся.

Тащивший не видел, что в конце коридора уже стоит участковый.

Зачем он его тащил? Младший братишка? Или просто чтобы не сдал?

  *   *   *

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (10 голосов, средний бал: 2,50 из 5)

Загрузка...