Андрей Посняков

DIGITAL CAMERAО себе: Пишу уже более 10 лет, автор 69-ти изданных различными издательствами романов в жанре историческая фантастика, фэнтэзи, приключения, исторический роман, фантастический боевик (серии: «Новгородская Сага», «Русич», «Вещий князь», «Отряд», «Фараон», «Ватага», «Пират», «Боярин», «Ратник», «Кокон» и т.д) Один из основных российских авторов стиля хронооперы («попаданцы»). Хобби – путешествия, музыка. Общественная деятельность: Председатель общественной организации «Общество дружбы – Тихвин – Эрувиль-Сен-Клер – Иматра».

About itself: I write more than 10 years, the author of 69 novels published by various publishing houses in a genre a historical fantasy, the fantasy, adventures, the historical novel, the fantastic fighter (series: "The Novgorod Saga", "Rusich", "The prophetic prince", "Group", "Pharaoh", "Band", "Pirate", "Boyar", "Ratnik", "Cocoon" etc.) One of the main Russian authors of style hronooper ("popadanets"). Hobby – travel, music. Public work: Chairman of public organization "Society of Friendship — Tikhvin — Eruvil-Saint-Claire — Imatra".


Историческая фантастика "OPДА" 

Книга первая: «Месяц Седых Трав»

1972 г. Влиятельный советский генерал Иван Ильич Дубов после смерти попадает в монгольские степи конца двенадцатого века, возродившись в теле молодого паренька Баурджина из захудалого рода кочевников-найманов. Многое в характере Баурджина мешает ему стать настоящим человеком, воином – именно с этим начинает бороться Дубов, осознав, что иного выхода у него просто нет.

            Непросто, очень непросто оказалось достичь хоть какого-то положения, будучи изначально нищим, неуважаемым и слабым. Но Баурджин быстро меняется – укрепляет тело и дух, приобретает друзей… и оказывается вовлеченным в борьбу за власть, что давно уже ведется в степях. Друзья юноши захвачены в плен одним из влиятельных монгольских ханов по имени Темучин. Чингисхан, как его прозовут чуть позже. Дубов это прекрасно знает, и прекрасно помнит описанное в советских учебниках монголо-татарское иго. Значит, Темучин – враг и кровавый негодяй, достойный смерти – так решает Баурджин.

            Однако, действительность оказывается ничуть не похожей на то, что пишут в учебниках…

 Отрывок:

 Верховный хан найманов Инанч-Бильгэ лично угощал рисовым вином – а, по сути, брагой – своих верных воинов. Конечно, сам он к ним не подходил и в рот вино не лил – посылал слуг с пиалами. Кроме самого хана и некоторых военачальников, которых Баурджин не знал, на почетных местах сидели сыновья Инанч-Бильгэ – Буюрук (старший) и Тэйбака (младший). Буюрук – щелоглазый, щекастый, с сальными волосами и высокомерно искривленным ртом – чем-то напоминал ошпаренного кипятком поросенка, младший же его братец, Тэйбака, выглядел куда приятней хоть и не так, как красавец Эрхе-Хара. Темные глаза с длинными ресницами,  узенькая бородка, совсем по-гусарски лихо закрученные кверху усы. Типичная физиономия дамского угодника и сердцееда. Тэйбака, кстати, сидел ближе к приглашенным, нежели его отец или старший брат. Что же касается Эрхе-Хара, так того пока  что не было – верно, где-нибудь рыскал либо спал, упившись пьяным-пьяно.

О сыновьях верховного хана Баурджину только что поведал Жорпыгыл Крыса. Снизошел-таки до беседы, и вовсе не потому, что вдруг проникся симпатией к собственному десятнику, нет, просто-напросто выказывал свою осведомленность. Надо же было хоть кому-то ее выказывать! А юноша слушал, да мотал на ус – авось пригодится.

- Великий хан приветствует тебя и дарит чашу этого прекраснейшего вина!

    Книга вторая «Шпион Темучина» Двенадцатый век. Монголия. Баурджин, благодаря своей смелости, находчивости и уму достигает высокого положения при Темучине, которому вот-вот предстоит стать Чингис-Ханом, объединив под своей властью разрозненные кочевые племена. Однако, на этом пути у Темучина появляется могущественный враг – Гурхан-Джамуха, которому помогает некая таинственная личность по имени Кара-Мерген – Черный Охотник. Далеко на севере, в глухих урочищах, Джамуха собирает тумены. Каковы его планы? Сколько воинов может выставить Гурхан? Взаимоотношения между родами в его войске? На эти и многие другие вопросы должен ответить Баурджин, Баурджин-нойон, облеченный полным доверием Темучина, ведь помогая Темучину, он помогает себе – защищая от врагов свою семью, свой род, свое кочевье.

 Отрывок:

 Японец оказался умен. Внезапно отскочив в сторону, бросился к лесу… Откуда сразу же вылетела стрела. Баурджин, в принципе, и ожидал чего-то подобного – а потому, не будь дурак, живо распластался в снегу.

 Ну да, конечно, Кара-Мерген не один. Ай, как скверно получается. Теперь ведь уйдет, собака!

Нет, не уйдет! Не может самурай уйти, не отомстив.

Ага, вот, возвращается. Не один – с ним еще двое… Ну-ну…

Баурджин давно уже приметил валявшийся у россыпи камней пистолет, подобрал. Тип-21, фирмы «Намбу». Надежная штука. Жаль, патронов… Всего один… Ладно!

Баурджин вытянул руку, прицелился, но выстрелить не успел – все трое вдруг споткнулись и дружно упали в снег.

Что еще за хитрость?!

Нойон осторожно подполз к врагам и вытянул шею… Лежат, не шевелятся, словно мертвые. Ну, конечно, мертвые – у каждого между лопатками торчит стрела! Кто-то метко стреляет…

- Ну, вставай уже, - закинув за спину тяжелый боевой лук, из-за деревьев показалась девушка в теплом зимнем дээле, но без шапки. Черные, как смоль, волосы ее падали на плечи, изумрудные глаза сияли, а смуглое личико прямо-таки светилось довольством и счастьем.

Книга третья

«Стальная империя» 1210 г. Монголия и Северный Китай.

Под видом тангутского торговца Баурджин поселяется в Ляояне, восточной столице империи, где собирает сведения и создает разведывательню сеть, одновременно обретая множество друзей… И теперь уже Баурджину не очень-то хочется, чтобы этот прекрасный город превратился в дымящиеся развалины под копытами монгольских коней. Что делать? Остаться верным повелителю или поступить так, как велит совесть? А, может быть, есть и еще один вариант?

 Отрывок:

 Ах, какой славный человек этот мастер Пу Линь, поистине, славный! Как он приятен в общении – слова грубого не скажет, и речь его так плавна, так льется,  так, кажется, и птицы-то не поют. Бывает, иные говорят грубо, ругаются, хэкают, плюются, прямо-таки изрыгают из себя слова, кажется, и с большим трудом даже, а вот этот же не таков – говорит мягко, красиво, и все время кланяется, улыбается, будто не сосед к нему заглянул на минуточку, а зашел в гости самый лучший друг. Что ж, славный человек, славный…

 Так ведь и господин Бао Чжи ничуть не менее учтив и приятен. Ах, ах, какой у вас цветник, уважаемый господин Пу Линь, это у вас что? Ах, розы… Надо же, розы. Не узнал! А почему они синие? Ах, особый сорт… Да вы просто волшебник, любезнейший Пу Линь, просто волшебник… А как мне понравился тот труд Сыма Цянь, что вы мне дали, редкостная по своей мудрости книга, а как написана! Ах, если бы все так писали, но, увы, увы, нет сегодня в людях прежнего благолепия, а ведь хотелось бы, хотелось бы узреть что-либо подобное… вот, как в общении с вами, глубокоуважаемый  господин Пу Линь!

 Стоявший в глубине двора, перед сложенной от ветра стеночкой, господин Пу Линь – каллиграф и собиратель старинных рукописей – даже и не пытался скрыть удовольствия. Еще бы – не каждый день удается пообщаться  с таким вежливейшим и приятнейшим во всех отношениях человеком, как этот господин Бао Чжи. Пусть он даже и варвар – наполовину тангут – но тем похвальнее та страсть, с которой он пытается приобщиться к ханьской культуре. Ах, почаще бы встречались на жизненном пути подобные люди!

- Заходите-ка вечерком на чашку чая, господин Бао Чжи, - наконец пригласил каллиграф. - Посидим, посмотрим рукописи, картины… Похвастаюсь, у меня прекрасные свитки эпохи Цин – «горы и воды», «цветы и птицы». А какие стихи я вам прочту?! Ли Бо! У меня его - три книги. Вы любите Ли Бо?

Бао Чжи застал, словно громом пораженный, и, картинно приложив руку к сердцу, воскликнул:

- Ли Бо! Люблю ли я Ли Бо?! Я просто обожаю Ли Бо, любезнейший господин Пу Линь.

Книга четвертая

«Синяя луна»

  Начало тринадцатого века. Синяя луна повисла над урочищем Уголцзин-Тологой и пустыней Гоби предвестницей странных и опасных событий. Городу Ицзин-Ай, куда волею Чингисхана направлен наместником Баурджин-нойон, грозит гибель. Но, кроме внешних опасностей, существуют еще и внутренние – наглое мздоимство чиновников переросло все мыслимые пределы, оживились шпионы и соглядатаи, а в самом дворце зреет заговор знати.

 Отрывок:

       Мягкий солнечный лучик игриво скользнул за отворот халата Сиань. Князь с улыбкой погладил девушку по бедру. Потом приподнялся, обнял, жарко поцеловав в губы…

- Ох, мой господин…

Рука Баурджин быстро развязала пояс Сиань, распахнула халат грудь…

- Господи-и-ин… Вам нельзя делать резких движений.

- Я и не буду… резких…

Полетела по шатру сброшенная одежда, и гибкое девичье тело, изогнувшись, прижалось к нойону с томным любовным пылом…

 А потом Баурджин предложил девушке стать его четвертой женой. Знал – не откажет.

А Сиань Цо вздохнула:

- Я люблю вас, мой господин – поверьте, это так. Но, я ни с кем не хочу делить своего мужа. Жена должна быть одна! Я не буду четвертой!

 Девушка произнесла это таким тоном, каким обычно разговаривала с нерадивыми рабочими, и Баруджин понял – эта как решила, так и поступит. Сказала – не будет четвертой, значит – не будет.

И все ж таки – жаль.

 Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (7 голосов, средний бал: 3,29 из 5)
Загрузка...