Андрей Гагарин

6Менеджер по оборудованию по профессии. Хобби – русский язык и литература. Лауреат Пушкинского конкурса 2014 года.

Occupation: Equipment Manager Hobby: Russian language and Russian literature Awards: Pushkin Contest 2014 winner


рассказ “Превратности любви”

синопсис

Много лет тому назад мне довелось работать в одной жутко секретной конторе. Никто за пределами конторы не знал толком, чем я там занимался, и, хотя, ничего особенно секретного я, по большей части, не делал, об этом также никому не было известно, потому что это тоже был большой секрет.

Обеспечением безопасности в конторе занималась секретная служба во главе с отставным генералом из органов, а в каждом подразделении имелся специальный сотрудник, отвечавший параллельно с работой по своей основной специальности также и за соблюдение режима секретности.

На втором этаже длинного, серого, расположенного на небольшой старой улице в центре города здания конторы работала одна прекрасная рыжеволосая девушка.

Возможности общения внутри конторы по соображениям секретности были крайне ограничены, а по работе мы почти не пересекались, так что с девушкой мне удавалось видеться лишь изредка. При этом, наши с девушкой отношения вряд ли можно было назвать романтическими, во всяком случае, со стороны девушки; правильнее было сказать, что мы с девушкой были просто знакомы.

И вот, в один прекрасный день мне захотелось сделать девушке подарок по случаю дня ее рождения.

Посетившая меня идея выглядела весьма романтической, по крайней мере, с моей точки зрения, но, в тоже время, поверхностный характер наших отношений не позволял мне компрометировать девушку перед ее сослуживцами, в связи с чем я оказался в чрезвычайно затруднительном положении, так как, с одной стороны, хотел преподнести девушке подарок, но, с другой, не мог сделать это открыто.

Любому современному человеку мои тогдашние проблемы могут показаться несколько странными, поскольку, можно было, например, пригласить девушку куда-нибудь после работы и там в приватной обстановке спокойно поздравить ее. Однако то, что кажется простым и естественным нормальному человеку, отнюдь не представлялось таким же мне, ибо я явно не искал по жизни легких путей. Поэтому движению проторенным десятками предшествующих поколений путем, я предпочел полное бездорожье и разработал грандиозный план, который даже теперь, спустя десятилетия, выглядит настолько фантастическим, что даже страшно подумать, чем бы все могло обернуться, если бы реализация этого плана тогда сорвалась.

Суть моего хитроумного плана заключалась в том, чтобы подарить девушке подарок не только втайне от ее, а заодно и моих сослуживцев, но также втайне и от нее самой. То есть, подарок должен был быть, конечно, настоящим, и девушка бы его получила тоже в реальности, но при этом автор подарка по моему замыслу должен был остаться для всех, кроме меня, абсолютно неизвестным, в связи с чем появление подарка обретало дополнительный чудесный оттенок.

После некоторых раздумий в качестве подарка мною были выбраны цветы, подкинуть которые незаметно в присутствии девушки и окружающих было, однако, абсолютно нереально, и значит, оставался безлюдный вариант, при котором анонимность подарка обеспечивалась максимально. Проблема, однако, заключалась в том, что люди в комнате девушки находились постоянно. То есть, вечером они, конечно, уходили домой, но, при этом, все помещения в конторе запирались на замок, а сама контора ночью усиленно охранялась бдительными стражниками, так что проникнуть в нее незамеченным было практически невозможно. Хотя, к счастью для меня, в конторе тогда еще не было систем видеонаблюдения, а в нужном мне помещении отсутствовала сигнализация.

К этому времени я проработал в конторе уже несколько лет и порядки в ней, включая режим охраны, знал достаточно хорошо, в связи с чем мне сразу пришлось отбросить как слишком рискованные варианты с проникновением в контору ночью или попытку спрятаться там на ночь с вечера.

Однако оставался еще примерно получасовой промежуток времени утром, когда контора открывалась, и сотрудники приходили на работу, и когда можно было попытаться проникнуть в помещение перед их приходом.

Ключи от комнат вечером перед уходом с работы сотрудники вешали на гвоздики в специальный общий настенный деревянный пенал в вестибюле недалеко от поста охраны, а утром, соответственно, забирали их оттуда. Делал это неоднократно и я, когда уходил из своей комнаты последним или приходил первым. При этом, расположение пенала с ключами было таково, что сам пенал охранник со своего поста видел хорошо, а вот ключи в пенале ему видны не были, и, соответственно, он не знал кто какие ключи из пенала берет, в связи с чем, существовала теоретическая возможность взять незаметно из пенала ключ от комнаты девушки, проникнуть туда, а потом закрыть комнату и повесить ключ обратно в пенал.

Здесь, однако, имелась одна большая проблема, состоявшая в том, что комнаты не просто запирались по вечерам, но еще и опечатывались личными печатями сотрудников. У меня такая именная печать также была. По форме и размеру эти печати были у всех одинаковыми, но при этом на каждой из них были выгравированы фамилия сотрудника и номер его комнаты, которые при опечатывании комнаты отображались на пластилиновом оттиске. Охранники, совершая обход конторы по ночам, проверяли оттиски печатей у каждой комнаты и записывали фамилии опечатавших комнаты сотрудников. Открыть же опечатанную комнату, не повредив оттиск печати, было практически невозможно.

Проблема выглядела непреодолимой, но здесь мне в голову пришла одна гениальная идея, которая заключалась в следующем. Поскольку люди в конторе работали по много лет, каждый день открывая, закрывая и опечатывая двери, то есть, совершали одни и те же действия тысячи раз и делали это уже почти автоматически, проверяя только общую сохранность пломбы, но не вглядываясь в оттиск печати, то, значит, если бы утром дверь была опечатана кем-то другой печатью, то на это при открытии двери вряд ли бы обратили внимание, а вечером дверь бы опечатали своей печатью уже сами сотрудники.

Таким образом, план мой выглядел следующим образом. Утром в день рождения девушки мне следовало явиться в контору с цветами за полчаса до начала работы, взять из пенала ключ от комнаты девушки, подняться на второй этаж, пройти по коридору до комнаты девушки, открыть комнату, поставить цветы, закрыть комнату, опечатать ее своей печатью, вернуться назад к пеналу, повесить на место ключ от комнаты девушки, взять ключ от своей комнаты и отправиться на свое рабочее место.

Учитывая, что сотрудники конторы на работу особенно не торопились и приходили обычно за десять-пятнадцать минут до ее начала, у меня в запасе было примерно пятнадцать минут. С учетом же того, что собственно подарочная операция должна была занять пять, максимум десять, минут, времени мне должно было хватить…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (43 голосов, средний бал: 4,42 из 5)

Загрузка...