Андрей Воскресенский

Андрей ВоскресенскийСочиняю тексты песен, стихи, либретто на русском языке.


 

Притча в стихах “Берега”

отрывок

Не помню: то ль осенью, то ли весной
Из сказки, что мать мне прочла перед сном
О неком царевиче ли, дураке,
Узнал о кисельно-молочной реке.
Тогда я был просто несносным мальцом,
Задирой, проказником и сорванцом:
Куражился, мучил, дразнил, дозарял,
Бывало, и птичье гнездо разорял,
Бывало, и окна соседские бил,
Не слушал, срывался и просто грубил,
Не ведал, что плохо, а что хорошо,
Но сказка… Её полюбил всей душой!
Нет, правда: бывало, закроешь глаза
И живо начнёшь представлять чудеса,
Как будто плывёшь по кисельной реке,
Ныряешь, резвишься в её молоке;
Не жизнь – волшебство и сплошная игра!
Наверно, то был мой потерянный рай…
Да, детство проходит; да, годы идут…
Печально, но факт: нам они не дадут
Большого ума – мы не станем мудры…
Беспечным забавам ребячьей поры
Иные на смену придут рубежи:
Во взрослые игры играем всю жизнь,
Надеясь расставить в ней всё по местам,
Покуда она не обяжет пристать
К последнему берегу, так же, как всех,
А он, как-никак, далеко не кисель.
Да, время идёт, а вода все бежит…
Живя, торопись, но взрослеть не спеши.

* * *

В кисель берегов я поверил легко
И с той поры грезил одним молоком.
Придуманной сказкой запудрив мозги,
Я прочь убегал от обычной реки.
Ну что с неё взять: пескари да ерши,
Осока да ил, тина да камыши.
Ещё мой отец, сидя у очага,
Говаривал мне: мол, любая река
Скорее рубеж, чем проторенный путь –
Сложней переправиться, чем утонуть.
Что ж, видно недаром по воле судеб
Мой путь и привёл меня в голую степь,
О чём не однажды пришлось пожалеть…
Ведь стоило мне лишь чуть-чуть повзрослеть,
Все прелести жизни, борьбы, суеты
Мне мигом внушили другие мечты:
Владеть, обладать, управлять, помыкать,
Послаще поесть и помягче поспать.
Хотеньем своим донельзя одержим,
Я эту кисельно-молочную жизнь
Возжаждал найти у других берегов…
Ну что же – жизнь учит таких дураков!
Меня наказала кривая стезя:
Всё чаще враги и всё реже друзья
Встречаться мне стали на узкой тропе;
Попутчики эти по скользкой судьбе
Однажды решили меня извести…
Эх, если б не мой благородный инстинкт,
Почуяв опасность, срываться в бега –
Нашёл бы последние я берега
Давным бы давно в придорожной траве
С зияющей раной в шальной голове.
А так – уже сколько потерянных лет
Изгоем мечусь по безводной земле.
Со мною – одни только вёрсты да пыль,
Степные дороги, полынь да ковыль.
Да, время уходит; да, годы идут.
А что ж берега? Берега подождут…

* * *

Похоже, отныне что солнечный свет,
Что тьма – для меня больше разницы нет.
И ночью, и днём – я всегда на ногах;
И рад бы не бегать, да жизнь дорога.
По свежему следу днём рыщут враги,
А ночью, когда ну не видно ни зги,
Голодные волки берут тот же след
И гонят, пока не займётся рассвет.
Мерещится мне незавидный финал:
То волчьи клыки, то копьё да кинжал.
Добром не закончится эта игра:
Меж двух огней сразу – не волки, так враг!
И что суждено, тут не мне выбирать –
Сырая земля или волчья нора.
Сменяя друг друга, почти наравне
Идут – лапа в ногу – за жизнью моей.
Похоже, уйти не удастся теперь:
Меж двух смертей разом – не люди, так зверь!

* * *

Их делают сильными голод и месть,
Но общая слабость одна всё же есть
У хищников и человечьей орды:
И те, и другие не любят воды
И всех этих бродов, плотов, переправ,
И так неохотно пускаются вплавь.
Недолгим спасеньем от тягостных дум
Лишь детская сказка приходит на ум:
Чтоб здесь оказался бурлящий поток,
Всего-то и нужен волшебный платок.
Швырнуть бы его ослабевшей рукой
И обе погони отрезать рекой,
Оставив волков и людей в дураках…
Ведь я помню с детства: любая река
Скорее рубеж, чем проторенный путь –
Сложней переправиться, чем утонуть.

* * *

Из всех своих Богом отпущенных сил
Его я о чуде тогда попросил:
– Отец, сделай милость – тебе я реку:
Что б там ни случилось, яви мне реку!
Пусть станет потоком истоптанный шлях!
И, видно, молитва до Неба дошла:
Средь выжженной солнцем, бесплодной земли
Полоска воды промелькнула вдали.
Ужели река!? Я не верю глазам!
Нет, правда! О, Боже! Хвала Небесам!
Ах, если бы брод – я б на том берегу
Добычей не стал ни волкам, ни врагу.
О, чудо – там лодка! А в ней кто-то есть!
Господь посылает мне добрую весть:
Скорей перевозчик, чем просто рыбак;
Скорей новый друг, чем приевшийся враг.

* * *

– На лодке – Бог помощь! Здоровья и благ!

– Того же тебе. Из какого угла,
Какого удела пожаловал к нам?
Что хочешь найти – берегов или дна?
Зачем тебе я?

– Помоги, я прошу!
Мой путь был нелёгким – я еле дышу.
Скорей на тот берег меня переправь –
Мне силы не хватит отправиться вплавь.

– На тот берег хочется… Вон оно как…
Но я погляжу – ты обличьем степняк.
Бескрайних просторов возлюбленный сын,
Ужели тебе не хватает росы?
Ужели ты гроз и дождей не видал?
Скажи мне, при чём здесь речная вода?
Зачем ты судьбу свою ставишь на кон,
Как бедный игрок?

– Это мой Рубикон!
На том берегу путь к спасенью лежит,
И лодка твоя даст мне новую жизнь!

– Двух жизней никто не имеет, увы.
Не прыгнешь ты выше своей головы.
В одну реку дважды войти не дано –
Изменится берег, изменится дно;
А эту, и раз переплывши, пропасть!
Тогда лучше к волку в голодную пасть!
Ты хочешь узнать, что же там, за рекой?
Но прежде, чем бросить всё лёгкой рукой
И плыть без оглядки в моём челноке,
Послушай-ка лучше: по этой реке
Природой положен великий предел
И на берег тот, как бы ты ни хотел,
Тебе не удастся ступить всё одно.
Зачем же спешить на песчаное дно?
Уж лучше себя до поры поберечь;
А этой реке сквозь года течь и течь.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (12 голосов, средний бал: 2,75 из 5)
Загрузка...