Анатолий Зусман

Анатолий ЗусманЧлен Союза русскоязычных писателей Израиля, председатель объединения драматургов Израиля. Публикации: Еврейский приключенческий роман «Одиссея далёкого предка», 2008 г. Еврейский приключенческий роман «Возмездие», 2013 г. Научно-фантастический боевик, роман «Диктатура информации», 2011 г. Роман «Параллельные линии не пересекаются», 2012 г. Повести и рассказы «Дорогами войны», 2010 г. Повести и рассказы «Соединённые незримой нитью», 2014 г. Повесть «Диалог с судьбой», 2015 г. Сборник стихов «Старый альбом», 2014 г. Повести «Возмездие кармы», 2016 г. Стихи и рассказы публиковались в литературно-художественных альманахах Израиля «Хронометр» (Тель-Авив) и «Тивериада» (Тверия), в сборнике «Долг памяти моей» (Екатеринбург, Россия), в антологии «Год поэзии. Израиль-2009-2010, 2015» (Тель-Авив – Москва), в сборниках «Альманах поэзии – 2010 и 2011» (Сан-Хосе, Калифорния, США) и литературном альманахе мировой русскоязычной диаспоры «Под небом единым» (Хельсинки, Финляндия - Петербург, Россия).


Приключенческий роман "Возмездие"

отрывок

Взявшись за штурвал, Моисей почувствовал некоторое облегчение. Он словно слился с судном, и теперь его судьба была в его руках. Все мысли о возможном неблагоприятном завершении «прогулки» исчезли. Моисеем овладел азарт, захотелось петь, и он запел старинную еврейскую песню, состоящую всего из нескольких слов, но это не имело никакого значения. Ведь он и слов не знал, и мотив исказил, вернее, стал петь, подлаживаясь под ритм разбушевавшейся стихии.

Шкипер искоса наблюдал за Моисеем. Такого он никогда не видел. Глаза юноши горели. Он будто врос в палубу. Его голос заглушал рёв бури. Песня шкиперу была незнакомой, но ему передалось настроение Моисея, и он стал ему подпевать. Со стороны могло показаться, что на шлюпе сошли с ума.

А Моисею уже казалось, что это не он, а его прадед ведёт судно и пересекает Атлантику, а не какой-то там плюгавый пролив Па-де- Кале с кусочком Северного моря. И если прадеду покорился океан, то уж точно пролив будет лежать у ног его правнука.

Стал светлеть горизонт. За тучами показалось солнце. Его разрозненные лучи упали на скалы поднявшегося из водной толщи острова. Это была старая добрая Англия.

Произнести эти слова оказалось много проще, нежели пристать к берегу.

Шторм, чувствуя, что добыча, которую он считал своей, ускользает, разъярился не на шутку, а буруны возле берега указывали на подводные камни, способные в одно мгновенье разнести шлюп на мелкие кусочки. Пройти их и в спокойную погоду было нелегко, а сейчас и подавно. Глядя на них, шкипер подошёл к Моисею и сказал, что сейчас его очередь держать штурвал.

Взяв управление в свои руки, он пошёл вдоль берега в поисках удобной бухты, стараясь не приближаться близко к бурунам и в то же время резать волну носом. Временами казалось, что шлюп удаляется далеко в море, но опытный моряк хорошо знал своё дело.

Вдруг Моисей заметил между шлюпом и скалами судёнышко. Мачта с парусом на нём отсутствовала, и волны и ветер гнали его на острую гряду смертоносных скал. До них оставалось совсем немного. У Моисея сжалось сердце.

- Шкипер! Посмотри влево! – крикнул он и указал рукой на погибающее судно.

Шкипер, повернув голову в сторону, указанную Моисеем, увидел терпящий бедствие корабль.

- У них нет ни единого шанса, молодой человек, - ответил он.

- Позвольте мне взять штурвал, я смогу подвести шлюп ближе к судну, может быть, удастся спасти моряков. Мы обязаны их спасти!

- Мы погубим шлюп и себя, - ответил шкипер.

- Но мы ведь моряки, чёрт возьми, - воскликнул Моисей, - это наш долг!

Шкипер тяжело вздохнул и уступил Моисею место за штурвалом. Сам же он поставил дополнительный небольшой косой нижний парус, хотя это было сопряжено с огромнейшим риском. Ветер подхватил шлюп и тот понёсся в сторону обречённого судна. Через несколько минут он оказался между скалами и кораблём.

В тот же миг шкипер сбросил паруса, а огромная волна, подняв их вверх, кинула шлюп прямо на погибающее судно. Казалось ещё секунда и оба корабля разобьются друг о друга.

Как Моисею удалось увернуть шлюп от столкновения, он впоследствии объяснить не мог. Судно лишь чиркнуло своим бортом о борт шлюпа. К Моисею подскочил шкипер и помог удержать штурвал от малейших поворотов. В это время с судна на шлюп прыгнули четверо. До скал оставались считанные метры, вода вокруг кипела белой пеной.

- Парус! – крикнул шкипер и кинулся ставить парус. Прыгнувшие на борт моряки помогли ему в этом. Шлюп сразу же вырвался из раскинувшихся острых объятий. А ещё через несколько минут они были в безопасности, хотя высокие волны, понимая всю бесплодность своих попыток, старались досадить как можно больше. Моисей передал штурвал и на дрожащих ногах отошёл от внешне спокойного шкипера.

Моряки с ужасом смотрели на белые буруны, от которых они только что оторвались. Там скалы, словно акулы, уже рвали их судёнышко на части.

Моисей отвёл обессиленных моряков в каюту и, сказав, что его место сейчас на палубе, отправился помогать шкиперу.

Наконец показалась надёжно укрытая от шквалистых ветров и огромных волн бухта. Искусным манёвром шкипер направил туда судно и через полчаса оно, словно нехотя, покачивалось в спокойной воде. Непривычная тишина окружила их.

- Благодарю Вас, сэр, - произнёс Моисей, - Вы мне преподали прекрасный урок управления судном в непростых условиях.

- Молодой человек! Я всю свою жизнь болтаюсь в этих водах, изучил их, как свои пять пальцев. А вот Вы, не скрою, удивили меня. Я бы не решился кинуться на скалы, чтобы спасти незнакомых людей. По правде говоря, это было самое настоящее самоубийство.

- Сэр! Простите, если я сделал что-то не так, но я старался.

- Разве я сказал, что не так? Вы не только не испугались шторма, что в данном случае было бы вполне естественно, но вели себя, как настоящий моряк, чего не скажешь, глядя на Вас. И мне пришлись по нраву Ваши слова: «непростые условия». Хорошо сказано, чёрт побери! Надо же так сказать! Но Вы действительно меня удивили своим умением управлять судном в такой шторм.

- Благодарю Вас, сэр.

- Признаюсь, мне не очень хотелось идти в такую непогоду в Англию, но я не мог отказать в просьбе уважаемому человеку. А сейчас даже не жалею, что взялся за это мероприятие.

- Благодарю Вас, сэр.

- Я вижу, что Вы не англичанин и не голландец. Что же побудило Вас, рискуя жизнью, пуститься в это рискованное плаванье? Неужели испанская инквизиция?

- Инквизиция, сэр. Точнее, желание отомстить ей.

- Отомстить? Прекрасное желание. Эти проклятые испанцы ведут себя как злые собаки, сорвавшиеся с цепи. Никого не щадят. Но ничего, придёт время, мы их изгоним с нашей земли. То, что Вы бежите от инквизиции, я понимаю. А как Вы, сбежав, собираетесь ей мстить? Не стесняйтесь меня, я готов помочь Вам в этом непростом деле.

- Благодарю Вас, - в третий раз за короткое время проговорил Моисей, - я хочу, находясь в Англии, заказать постройку хорошего военного корабля, собрать команду и атаковать, атаковать испанские корабли. И уничтожать их.

- Превосходная мысль! Но знаете ли Вы, какие трудности ожидают Вас на этом пути? Есть ли у Вас связи в Англии, хорошие знакомые, которые Вам помогут? Знаете ли Вы вообще эту страну?

- Нет, я никого не знаю здесь, ни людей, ни страну.

- Тогда Вам очень повезло, что я рядом. Я тот человек, который сможет помочь.

Кроме того, деньги, которые Вы мне должны уплатить за эту, с позволения сказать, прогулку, я брать с Вас не буду. Пусть и мой небольшой вклад ляжет в постройку корабля и в святое дело.

- Вы уже итак оказали мне огромную услугу, сэр.

- Какой я сэр? После того, как я решил помочь тебе в святом деле, я не сэр. Зови меня просто «Пит», так моё имя удобнее произносить на английский манер. В Англии я бывал не раз. У меня здесь есть много знакомых, в том числе самый настоящий сэр, не в пример мне. Он владелец судоверфи. Я когда-то оказал ему несколько хороших услуг.

Правда, не очень законных, ну да Бог мне давно уже всё простил.

- О, сэр, простите, господин Пит, уж не знаю, как Вас благодарить.

- Твоя наилучшая благодарность – это уничтожение испанских кораблей. Ради такого дела не только я, но и английские корабелы тебе охотно помогут. Они давно точат зубы на испанцев, да те им пока не по зубам.

- Я уже чувствую, как испанский корабль под прицелом моих пушек спускает свой флаг.

- Что значит молодость! Я не знаю твоего имени, но мне будет жаль, если ты в скором времени отправишься на дно морское кормить рыб. Испанские моряки – хорошие солдаты. Сражаться с ними будет нелегко, а побеждать тем более.

- Да, я понимаю. А зовут меня Моисей. Моисей Гаркави.

- Это хорошо, что Вы, - снова вернувшись к обращению на «вы», сказал Пит, - понимаете. Тогда есть шанс, что проживёте долго. А Ваша фамилия мне хорошо известна, знавал я Вашего отца. Неплохой купец и человек, справедливый.

- Нет уже моего папы. Убили испанцы. И не только его, почти всю семью.

- Ах, изверги! Моисей, клянусь всеми святыми, я тебе помогу! И посмотри вверх, Господь нас услыхал, погода начинает улучшаться. Вот и первые лучи солнца, пробившиеся сквозь тучи. За что я не люблю Англию, так за то, что здесь редко бывает приличная погода. А на берегу всегда так хочется именно хорошей погоды и больше солнечного тепла. Но я не вижу в бухте никаких признаков жизни. А нам сейчас трактир с подогретым вином не помешал бы. Мы это вполне заслужили.

- Совершенно с Вами согласен, хотя к вину я отношусь отрицательно.

- Значит мало тебя трепало море. Но ничего, у тебя ещё всё впереди. Моисей, услышав последние слова, улыбнулся, но ничего не ответил. Знал бы шкипер, в каких переделках ему уже пришлось побывать.

Из каюты показались спасённые моряки. Их потрёпанный вид вызывал сочувствие, видимо, в борьбе за жизнь им очень прилично досталось. Впереди шёл молодой человек, лет около двадцати. Моисей, глянув на него, понял, что это не моряк, во всяком случае, его одежда выдавала в нём человека другого сословия. Он с трудом шёл, вероятно, у него была сильно повреждена правая нога, лицо заливала кровь из глубокого разреза на голове, вся одежда представляла лохмотья некогда дорогого платья.

- Господа, - с трудом превозмогая боль, произнёс на английском языке этот человек, - не знаю, как отблагодарить вас за помощь. Ещё несколько минут и нас бы не было в живых.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (6 голосов, средний бал: 3,83 из 5)
Загрузка...