Амурский

DSC03847Зовут меня Петровец Алексей Николаевич, Я пишу и издаюсь под творческим псевдонимом Алексей Амурский. Родился я и вырос на Дальнем Востоке, на берегу великой могучей реки Амур в городе Комсомольске-на-Амуре. Я имею два высших технических образования. Писательством я увлёкся в 2008 году, работая инженером-электроником на Крайнем Севере. В 2012 году я издал в издательстве «Геликон-Плюс» (г. Санкт-Петербург) первый свой роман «Отражение». Написан первый роман также в жанре фентези. Роман "Преломление" мною был написан, когда я работал инженером-энергетиком на Морской Ледостойкой Платформе на шельфе Каспийского моря. По воле судьбы я объездил всю необъятную Россию от Владивостока до Чукотки и от Берингова пролива до Калининграда. В данный момент я работаю над романом с рабочим названием "Смертельная вахта" жанр романа - хоррор. Роман будет описывать тяжёлый труд нефтяников, покоряющих Сибирскую тайгу и морские просторы на шельфе.

My name is Petrovets Alexey, I write and publish under the pseudonym Alex Amurskiy. I was born and raised in the Far East, on the banks of the great mighty Amur River in the city of Komsomolsk-on-Amur. I have two higher technical educations. I got interested in writing in 2008, when working as an electronic engineer in the Far North. In 2012, I published with publishing house "Helikon-Plus" (Saint-Petersburg) my first novel, "Reflection." The first novel was written in fantasy-genre. The novel "Refraction" was written when I worked as an engineer at the Energy Offshore ice-resistant platform in the Caspian Sea. By the will of fate, I traveled all over vast Russia from Vladivostok to Chukotka and Bering Channel to Kaliningrad. I am currently working on a novel with the draft title "Death Watch", novel genre – horror. The novel is to describe the hard work of oil-men, struggling with Siberian taiga and sea space on the shelf.


Роман "Преломление"

отрывок

Глава шестая. Храм Воздуха.

Прошло несколько недель, как Всеволод покинул Атлантиду. Его дракон Атар вернулся в свою пещеру, но от Всеволода не было ни одной весточки. Лиз очень переживала разлуку с новым другом, она успокаивала себя лишь одной мыслью, что Всеволод вернулся в свой мир и сейчас живёт спокойно и счастливо. Но это счастье было без неё, и это Лиз огорчало. Лиз с Эриком сдружились, они проводили вместе всё свободное время. Эта дружба помогала забыть так неожиданно возникшую первую любовь к ведьмаку Всеволоду. Вот и сейчас Лиз с Эриком сидели в Храме Воздуха расположенном высоко в горах, наблюдая за тем как, последний луч солнца скроется за горизонтом. Этот миг не повторим, каждый раз, он по-своему красив. Всё вокруг становится желто-красным, стены зданий, далёкие горы, и даже листва меняет свой цвет на тёмно-позолоченный. Облака, которые нависли над горами, они еле движутся, постепенно становятся розовыми. С каждой секундой цвета меняются, вот и густая растительность в низу Храма Воздуха приобрела теперь едко зелёный цвет. Солнце скрылось за горизонтом, небо продолжает еще светиться, но с каждым мгновением эти краски тускнеют, а с противоположной стороны заката надвигается темнота, окутывая всё своим мраком. Мир меняется, меняются его обитатели. За несколько минут все преобразилось – мир изменился полностью из светлого, солнечного, яркого, теплого, переливающегося в миллионы цветов и оттенков, он превратился в темный, прохладный, угнетающий, скрытый, таящий в темноте страх и ужас. Хотя ни чего, в сущности, не произошло, ни чего не изменилось, тот же лес, те же горы, просто пришла звёздная ночь, обычная, тихая и спокойная ночь. Всё окутал мрак и бесконечное небо, с облаками, и лес окружающий всю долину. Глаза привыкли к темноте, и этот тёмный мир стал преображаться, показывая свои прелести, своё превосходство над светлым временем суток. В небе зажглись звезды, осыпав весь небосвод миллиардом горящих одиноких звездочек, собирающихся вместе и переходящих в туманности. Звёзды, своим серебристым цветом, по своему освещали все вокруг. Из-за этого свечения, по-другому стали видны силуэты леса, лежащего под Храмом Воздуха. Город засиял разноцветными огнями, уличные фонари освещали улицы, хаотично засветились окошки отдельных домов, город ожил ночной жизнью, он приобрел другой вид, совершенно не похожий на ослепительно яркий дневной мир.

Вскоре в звездном небе показалось два огромных, светящихся спутника Земли. Одним спутником был и остаётся Луна, другой спутник по имени Гайя  был искусственный.  Новый спутник Гайя, был создан из пролетающего мимо астероида. Это было сделано по двум причинам: во-первых, этот астероид по расчетам ученых на следующем витке обязательно бы столкнулся с Землёй, и с этим надо было что-то делать; во-вторых, Земля снижала свою скорость по орбите вокруг Солнца, и это приводило бы к тому, что через несколько десятков лет Земля бы ушла со своей орбиты, и слишком близко приблизилась бы к Солнцу. В связи с тем, что температура на планете увеличилась бы в среднем на 20-30º С, этого бы хватило, чтобы всё живое на планете погибло. Спутник Гайя был создан в этом мире, поэтому в мире людей его совершенно не видно, но он работает для обоих миров.

Прошло уже около часа, а Лиз и Эрик не проронили ни слова, каждый думал, как  и с чего начать разговор они оба не хотели оказаться смешными в этой ситуации. Они продолжали сидеть и молчать, это молчание не раздражало обоих, им достаточно было находиться просто рядом, чувствовать тепло друга. Эрик сжимал в своей руке руку Лиз, сердце готово было выскочить из его груди. Он хотел рассказать о своих чувствах, но не знал, как это сделать, слова ведь так фальшивы, а он хотел сказать Лиз, что он её любит, что готов носить на руках самую нежную, самую красивую, самую – самую, во всех мирах на всех планетах, больше такой нет. Глядя на них и так было ясно, что они друг без друга, уже ни какой жизни не представляют. Лиз тихонько прочла стихотворение, которое очень напоминало их сегодняшнюю встречу.

Она загадочно молчала,

И он сомнительно молчал.

Она ни слова не сказала,

И он ни слова не сказал.

Затем она совсем тихонько

Так чтоб ни кто не услыхал,

Шепнула на ухо дружочку:

«Я умоляю о нашем разговоре

Прошу тебя ни говорить не с кем».

Эрик посмотрел Лиз прямо в глаза, улыбнулся, и слова сами собой нашлись, он продолжил тоже в рифму, сложенную только что. Это были стихи, которые лились сами собой, из глубины его души:

О, Лиза, я трепещу, при виде Ваших глаз.

Но не могу словами передать,

Что чувствую, когда смотрю на Вас.

Моё сердце бьётся неустанно,

Мои все чувства обращены к Вам.

Хочу сказать тебе о том,

Что в жизнь мою вошла любовь,

До этого не виданая мною.

Я разрываюсь от стыда, что слов я нужных,

В нутрии себя я не найду. Молчу.

А всё вокруг живет и шепчет,

Прохладный ветерок листвою шелестит.

Всё так же в небе горят звёзды,

Блестят, указывая путь.

Всё так же светит Луна и Гайя,

Но я опять, молчу, молчу.

И всё, ни как не подберу я нужных слов.

  • Стихи повествуют о томление, о душе, что ищет свою любовь. – Эрик перестал, говорить стихами, было видно, как нелегко давалось ему сказанное каждое слово, которое он продумывал, прежде чем сказать их вслух.

Помолчав ещё некоторое время, он продолжил прозой, глядя прямо в бездонные глаза Лиз, крепко сжимая её нежную руку в своих ладонях, он говорил нежным бархатным тенором, совсем не громко, но Лиз слышала каждое его слово. От сказанных слов – признания своих чувств у неё в уголках глаза показались слезинки счастья, такие крохотные, блестящие в Лунном свете, как маленькие бриллианты.

  • Ты пойми, находясь наедине рядом с тобой, я чувствую сухость во рту, ладони начинают потеть, мысли путаются в голове, хочется так много сказать, но нет слов, я теряюсь и не знаю с чего начать разговор. Я словно превращаюсь в пятнадцатилетнего юношу, который впервые подошел к девушке его мечты, начинаю говорить в невпопад, а сердце начинает биться так, что вот-вот выскочит, внутри все сжимается и холодеет. В одной пословице есть ответ на то, что происходит во мне: «Сухая (платоническая) любовь – убивает». Да, да убивает, и я умираю. С каждой прожитой минутой не проходит и секунды, чтобы я не думал о тебе и это меня убивает.
  • Если нет слов, переходи к действиям, твоя страсть сама расскажет о твоих чувствах. Пойми Эрик, страсть не может ждать вечно, она должна быть утолена. Просто будь собой.
  • Но как? Ты же знаешь, мы принадлежим разным расам и для того, чтобы мы могли быть счастливы по-настоящему, нам нужно получить одобрение на наш союз от ближайших родственников, только тогда между нами могут быть чистые, честные отношения. Я хочу отдаться страсти до конца, или начала – начала новой жизни с тобой.
  • Не пугайся, я ни чего не хочу менять сейчас в твоей жизни, пусть это будет тайной – нашей тайной. Мы останемся вдвоем, и весь мир исчезнет, только ты и я, только я и ты. Пусть это будет короткий миг, но он будет наш, за каждую минуту, проведенную вместе, что подарит нам судьба, мы будем благодарны ей за это. Нам отведено времени в этом мире не так много, так будим же жить ярко на полную катушку, но осторожно и аккуратно. Лучше вспоминать о случившемся, чем корить себя всю оставшуюся жизнь о несбывшемся.
  • Ты говоришь надо жить ярко, жадно выпить её до дна, ощущая каждое дыхание жизни, чувствовать все и восхищаться всему, всему тому, что посылает нам судьба? Твои слова мне вскружили голову. А что значит прожить жизнь? Только сейчас я чувствую себя так, словно порю над землей, мое тело невесомо, всё вокруг кажется нереальным, как в мультиках, ты рядом и это счастье. Вот это настоящее волшебство я люблю тебя и готов пронести эту любовь через всю жизнь.

Глаза Лиз наполнились слезами. Откуда они взялись, от счастья, от чувства которое нельзя обмануть, что её любят, ценят и хотят, так как это написано в классических лирических романах, которые она любила читать по ночам.

  • Я бы не хотел, чтобы мы привязывались именно сейчас друг к другу. Впереди большая война, и кто знает, сможем ли мы пережить её, встретить вместе победу? В том, что мы обязательно победим, у меня не возникает ни каких сомнений. Но то что именно мы выживем – этого предсказать ни кто не сможет.
  • Я тебя не понимаю. Не ты ли учил меня жить только сегодняшним днем, брать от жизни всё, сейчас и не задумываться над тем, что будет завтра.
  • Одно дело, когда ты один, когда ты не в ответе за другую душу. Признавшись тебе в своей любви – это для меня всё равно, что дать клятву. Не обществу, при брачной церемонии, а самому себе, господу который находится в нутрии меня. Ведь господь один, но его частички находятся в каждом из нас.
  • Я тронута. – Лиз заплакала от счастья, слёзы катились из её глаз, по щекам отблескивая в свете двух спутников Земли. – Ты знаешь, отец учил меня, что эта жизнь лишь подготовка к следующей жизни. И единственное о чём нам дано мечтать, это обрести любовь, и провести её через всю жизнь до конца.
  • Лиз успокойся, не могу смотреть, как ты плачешь, ты разрываешь моё сердце на части.
  • Это от счастья Эрик, мне ещё ни кто, ни когда не говорил таких слов. Я тебя люблю и не хочу терять, но это не значит, что ты должен быть привязанным возле меня. Идёт война, и я всё прекрасно понимаю, ты воин и твой долг участвовать в войне. Но я знаю ещё одно, что сила любви, может разбить самые сильные чары колдовства. И пусть моя любовь будет дополнительным ангелом хранителем, пусть ангел любви постоянно сопровождает и оберегает тебя. Моя любовь сможет защитить тебя даже в самой жестокой и беспощадной битве.

Эрик обнял Лиз и поцеловал её в нежные сладкие губы. Они стояли, продолжая целоваться, не замечая, что происходит вокруг, в Храме Воздуха под звездным небом. Влюблённые стояли на площадке, под тусклым бледным светом огромных белых спутников Земли – Луной и Гайя.

О чудо у Храма Воздуха дерево Фей вдруг засветилось тысячью маленькими огоньками, как будто светлячки проснулись разом и запорхали над влюблённой парочкой. Это маленькие крохотные феи одобрили союз двух страстных сердец. В мире всё имеет взаимодействие: добро притягивает добро; любовь – романтику и сказку. Только по настоящему любви обильные души способны разбудить дерево Фей. И теперь его цветение будет радовать еще долго всех посетителей Храма Воздуха, теперь его можно переименовать в Храм Любви. Не смотря на глубокую ночь на дереве Фей распустились нежные цветы любви, ночью они горят совсем нежно розовым цветом, а днем будут радовать всех своими яркими цветами от насыщенного розового до пурпурно красного цвета. Как говорил садовник Храма Воздуха: «Дерево Фей зацветает, когда почувствует настоящую любовь, зарядившись этим очень сильным чувством, этой энергией любви, оно будет цвести до тех пор, пока живет эта любовь в сердцах тех, в ком она проснулась». На самом деле дерево Фей зацветает, действительно в тот момент, когда возникает волшебное чувство – любовь, и цветет оно так долго, насколько сильно было это первое чувство в момент цветения. Поэтому даже когда это дерево Фей отцвело, это совершенно не значит, что та влюбленная пара, которая смогла зажечь огонь любви, распалась или влюбленные разлюбили друг друга.

  • Эрик смотри, какое чудо? – Лиз оторвавшись от сладостного поцелуя только сейчас увидела светящееся дерево Фей, и это её потрясло.
  • Это сама природа одобрила наш союз, только чистая преданная любовь способна оживить дерево Фей. Такое сказочное явление увидишь не часто.

И Эрик снова страстно, жадно прильнул к желанным губам Лиз. Они ещё долго стояли в объятиях друг друга, боясь упустить этот миг, а волшебное дерево только разгоралось всё ярче и ярче.

Ты очень важна для меня, говорил он, не произнося ни звука вслух, именно так разговаривают влюблённые. Потом её пальцы, легко еле касаясь, погладили тыльную часть его ладони, нежно говоря: «Я обожаю тебя». Взгляд глаза в глаза, взгляд в центр сознания. Она поднесла его руку к своему лицу, и нежно коснулась своими губами, это прикосновение к его кожи ладони, заставило его вздрогнуть. Молчание снова охватило их, сжимая всё сильнее, причиняя волнующую боль. А затем одним быстрым движением их тела прижались друг к другу, нежно обнимая и лаская потайные места. Вдруг её смех зазвенел серебристым звоном.

  • Слишком много серьёзности вредно для меня, – продолжая смеяться, она снова обняла его, уютно устроившись в его объятьях, – ты доставляешь мне столько счастья, что я не могу его в себе удержать.
  • А ты меня делаешь чрезмерно счастливым. Я как переполненный сосуд, только наполнен не водой, а счастьем и любовью.
Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (27 голосов, средний бал: 4,41 из 5)
Загрузка...