Алена Каримова

image%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0%d0%b0Алена Каримова Алена Каримова - поэт, переводчик с тюркских языков (татарский, киргизский, чувашский, башкирский, узбекский). Член Союза писателей Республики Татарстан, Татарского ПЕН-центра. Автор книг "Другое платье" (Казань, Татарское книжное издательство, 2006), "Алифба.Татарская азбука" (Москва, Издательский дом Марджани, 2012), "Холодно-горячо" (Казань, Татарское книжное издательство, 2015). Лауреат Казанской литературной премии имени М.Горького (2007), Республиканской премии имени Г.Державина (2016).    

Книга стихотворений "Холодно-горячо"

Стихотворение Снег

Вот два моих безумных сердца – глянь. И ни за что тебе не догадаться, что здесь куда сложней, чем у китайцев, разъявших пустоту на Инь и Янь. Перекрича призыв осенних стай, не требуя правдивости от снега, скорее, Мир, вещами зарастай, плыви скорлупкой нового ковчега. Плыви, плыви. Никто тебе не враг. Никто не друг. Мы всё начнём сначала. Ты, новенький, ещё не знаешь как вокруг молчат, чтоб песенка звучала.   Мне надоело жить в чужих домах, глядеть во двор с тоской неизъяснимой, что вот он, вечер, и в его потьмах проходит жизнь. Она проходит мимо. И в этом стыд и горечь бытия… Но если я и впрямь подобье Божье, то я смогу. Меж выдумкой и ложью ты будешь, радость, целиком моя… *          *          *          *          * Вчера был снег. И таял, не спросясь. Внезапно понимая: «Это – первый», все видели, как он ложится в грязь. Зима. Зима. Посвистывая нервно, какой-то кроха из разряда птиц собратьев убеждал, что скоро, скоро… Но, не вникая в тонкость разговора, я знаю, нет у холода границ. Никто не прав обиднее, чем ты. Пора ли солнце отнести в починку? Я изучаю впрок твои черты, а надо мной небесная овчинка…   Вчера был снег. Он был совсем нелеп, он исчезал в моих ладонях тёплых, а рядышком дворняга ела хлеб, косясь на отраженья в тёмных стёклах смурных домов. Мы на правах гостей скитались там, в старинных подворотнях, изображая то ничьих детей, то чьих, но злых, а то иногородних. Учуяв чётко страшное родство, и пёс, и я молчали, как чужие, и долго по окрестностям кружили… Наверно, это было колдовство.   Вчера был снег. И ты ко мне не шaёл. Зато сегодня все переменилось. Всё хорошо. Всё слишком хорошо. Ну не мешай, влюбляйся, сделай милость. На два столетья хитрых этих дел: привет, прощай, уйди, останься, хватит. А я всё та же, но другое платье. А разве ты не этого хотел? Мой друг сказал: «Мы рисковали всем. Теперь же это, видимо, не в моде: за ради ярких фантиков поэм – на карту все. Той карты нет в колоде».   Вчера был снег. Я видела его на площади, где поворот трамвая. Часы горели, не переставая, и не было на свете никого. Был памятник с трибуной, был фонарь, но не было к кому прижаться тихо и не будить заспавшееся лихо, покуда не пришёл ещё январь. Там каждый день слышны колокола, расталкивая прочий шум, навстречу. Да вправду ли, я там тогда была? Теперь, пожалуй, даже не отвечу. *          *          *          *          * При чём тут снег? Ах да, он был вчера… Но как бы нас они не огорчали, жизнь лучше, чем покажется с утра, с похмелья. С перепугу от печали. Мои сердца синхронны, как в воде дуэт пловчих, перемещаясь ловко. Летит на небо в пятнышку коровка.

Мои сердца плывут. А я-то где?

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (8 голосов, средний бал: 4,88 из 5)

Загрузка...