Алекс Дейнеко

AD

Мое творчество было со мной всегда: в мыслях, в действиях, в моей работе и жизни. Сейчас мне 28. И я полон сил творить и создавать что-либо из всего того, что я вижу вокруг. Мир, жизнь и люди – это лучшие вдохновители.
В быту я психолог, практик – коуч, маркетолог и любитель медитаций. Серьезно что-либо написать я подготовился только в прошлом году. И это произведение, которое я сейчас представляю, стало первой моей полной и завершенной работой.

My work was always with me, in my thoughts, in action, in my work and life. Now I'm 28 years old and I'm full of energy to create and build something from all that I see around. The world, life and people - is the best masterminds.

At home I have a psychologist, practices - coach, marketer, and a fan of meditation. Seriously, write something I prepared last year. And it works, I now present, is the first full and complete my work.


Повесть "Сказки тетушки АД"

Синопсис

Меня зовут АД и эта история случилась со мной в Казахстане. На протяжении двадцати с чем-то лет все это было для меня фильмом, фильмом сценарий которого приготовила для меня сама Жизнь. И теперь оглядываясь назад на эту смесь трагикомедии, что заполнила все эти прожитые мною годы, я лишь хочу сказать - "Добро пожаловать в мою реальность, читатель".

 Моя жизнь открывала и готовила мне каждый раз новые повороты, трудной и тяжелой жизни. Где я принимал на себя все удары, чтобы стать еще сильнее. Мое лицо пинали ботинками так, что губы рвались в нескольких местах. Меня насиловали на восьмом этаже многоэтажки, и я хотел немедленно выброситься из окна. Меня поджидали и преследовали по всему Казахстану маньяки-извращенцы. А одноклассники довели меня до нескольких попыток самоубийства. Я потерял дружбу многих людей. Мои товарищи были убиты в собственных квартирах от рук гомофобов. Я на коленях просил прощения у толпы разъяренных соседей, считающих меня исчадием ада. И в конце пути я оказался в лучшем месте.

В Швеции.

ОТРЫВОК

Часть первая.

 — А что это за звуки, вот там? — спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.

 — А это чудеса, — равнодушно пояснил Чеширский Кот.

— И… И что же они там делают? — поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.

— Как и положено, — Кот зевнул. — Случаются…

«Алиса в стране чудес»

ПЕРВЫЙ ВЗДОХ

 Меня окунают в купель, и я начинаю захлёбываться жидкостью. Окунают снова, и совсем становится холодно. Мама говорила, что это все неправда, и что я придумал свое первое крещение. Мой спор с ней всегда оставался в режиме «on» только для меня. Посудите сами, кому интересны мои фантазии о ярких воспоминаниях детства, а уж тем более моей маме…

В ее памяти меня крестили, когда мне было около 5 лет — и никуда не окунали. Я помню, что при этом особо не было родных людей рядом, а крестным и вовсе стал чуть ли не какой-то случайный прохожий. «Фу-фу – опять, что-то придумал», – сказала бы мама, ведь почему-то все считают, что мои крестные – это мои дядя и тетя… Откуда я вообразил свою альтернативную реальность – лучше не думать, а то можно с ума сойти.

Я этого очень боялся в детстве, но и сейчас бывает временами – например, позавчера очень боялся сойти с ума. Бывают ночи, когда я понимаю, что ВСЕ. Все-все-все как-то бессмысленно. И, главное, бесконечно…

И так же, как в раннем детстве, я лежу под одеялом в глубокой ночи, и тихо плачу, чтобы мама не узнала. Тогда я плакал от страха. От ужаса непохожести себя на всех остальных людей вокруг. От одиночества. От мыслей о том, что когда-то мои глаза закроются, и я не смогу дышать, а мое тело положат в гроб, и в земле его будут есть черви. Это действительно страшно – и как-то глупо. Я не знаю с чего и откуда начались эти размышления, появились мысли о смерти, о любви, об одиночестве и о боге. Мне еще не было десяти, когда мне не давал покоя вопрос, как мужчина рожает ребенка — через попу? Или как мужчины занимаются сексом — с проникновением мужского полового члена в другой член, по аналогии жизни М и Ж?

А вот со смертью было нечто другое. Мама говорит — возможно это от того, что однажды в детстве я был на чьих-то похоронах. Да, вот так банально! А не как в кино, где я с бездонными серыми глазами увидел смерть птички, которая стукнулась в окно нашего класса, а потом откачивал ее на заднем дворе школы. Нет! Это фильм «Спаси и сохрани», и там главная героиня – девочка. И фильм этот я смотрел, уже будучи подростком.

Ха! Так я узнал травму номер «1» – не водите своих детей на похороны! Ну что за бред – тащить детей на похороны… Ломать им психику? Разрушить их сказочный мир о бесконечной жизни демонстрацией мертвяка?! Вообще может быть и так, что я не был ни на каких похоронах – и моя дикая детская фантазия нарисовала все сама, пока я рылся в старых бабушкиных альбомах и рассматривал фотографии с похорон прадедушки и прабабушки. Ну вот, опять бред — зачем фотографировать похороны? …

Впрочем, такими копаниями в моей памяти я рискую не рассказать главную историю своему читателю, а загреметь через пару недель в психиатрическую клинику, замкнувшись на своих комплексах и страхах. Ну, что ж попытка – так попытка. Все равно, я спланировал в этом году начать жить с нуля, и попрощаться с прошлым…

Итак, со смертью вроде разобрался – значит, точно это было фото с похорон прадедушки, увиденное мною в старых альбомах. Что ж, радует, что это был не реальный мертвяк. Мне повезло больше, чем маме, которая была на фотоснимке, с подавленным взглядом.

ЛЯГУШКА-ЗОЛУШКА

 Ночами я думал о своей непохожести на остальных. И что я этакий необыкновенный «урод», как в сказках, где все необычные создания в некотором роде уродцы. Вспомните «Гадкого утенка» – я что-то не припомню, чтобы все были безумно рады ему, пока он рос. Я как раз воспитывался на таких сказочках – «Царевна-лягушка», «Золушка» … Ассоциации были, прямо скажем, героические – я стал ждать своего принца, некоего мальчика, который меня поцелует, и, как по волшебству, я (чуть-чуть приподнявшись от земли) превращусь в девушку. Затем я стану Золушкой, буду много трудиться, до синих колен ползать с тряпкой по полу, чтобы потом однажды встретить своего нового принца….

Конечно, я рано понял, что я другой. Меня недавно спросили на интервью: «Как это было?». Было это достаточно просто — мы гуляли во дворе с мальчишками. Катались вокруг дома на своих трех- и четырехколесных велосипедах. И тут пришел мой новый папа, чтобы починить велосипед одного из моих друзей. Папа был «новый», потому что мама его встретила, когда мне было почти 6 лет. Он был для меня новый человек, и я медленно привыкал к нему как к постороннему доброму дяде, помогающему нам с мамой жить.

Обстановка вокруг моей жизни сложилась так, что у меня был папа, а у многих моих друзей не было. В то время мало у кого были папы, и мне несказанно повезло – у меня он появился. И вот, мой папа чинит велосипед соседскому мальчишке, и все словно замерло. Все дети собрались вокруг и наблюдают. А я стою в стороне и смотрю на это. Дети так рады этому взрослому дяде. Дети так хотят такого же дядю себе домой. А почему? Они что, тоже девочки? Им нужен сильный дядя дома? Но нет, они не девочки. Они мальчики. А я?!… И тут меня начинает тошнить. Страшно. В желудке горит, в кишечнике все просится наружу. Хочется сесть. Лечь. Кружится голова. Кровь пульсирует в висках, в глазах темнеет. Осознание — я испытываю к этому дяде не сыновние чувства, а чувства дочери к отцу…

Тот случай закончился тем, что я пошел домой, ведь мне стало плохо. Со мной и сейчас так — мне может стать плохо в любой момент осознания чего-то важного. И, да— я пойду домой. А если я уже дома, тогда я иду в ванну. Вода спасает – в крайнем случае можно утопиться, чтобы не прыгать негигиенично из окна, пугая соседей. А тут можно полежать. Расслабиться, умыться, успокоиться…. И понять, что ты не мальчик. Эврика!

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (48 голосов, средний бал: 4,04 из 5)

Загрузка...