Александр Сорокин

IMG_6275_500x750Сочиняю истории с самого детства. Представленный на конкурс сборник рассказов о топченьках – вымышленных существах в параллельной реальности – складывался на протяжении 15 лет. Разные версии сборника были в числе конкурсных работ российских литературных премий («Дебют», 2002 г. (лонг-лист в номинации «Литература для детей»), «Заветная мечта», 2007 г., и других).

В 2007-2012 году сотрудничал с Ильей Лагутенко («Мумий Тролль») в проектах «Амба» и «ТигрИные истории» – адаптировал тексты для детей, основанные на фольклоре народности удэге.

Живу в частном доме недалеко от Одессы, вместе с женой и дочерью. Люблю книги, музыку, кино, увлекаюсь садоводством. Изучаю современную и классическую детскую литературу. С 2014 года преподаю в сельской школе.


Проза (сборник коротких рассказов для детей и взрослых) – “Топченьки”

 Синопсис

Топченьки – это мохнатые существа, которые живут в собственном мире, отчасти похожем на наш. Истории о них стали веселым времяпровождением, и одновременно – способом реагирования на нашу реальность.

В сборник рассказов входит небольшая историческая справка о топченьках и несколько историй из жизни друзей в одном топчанском поселке, начиная с их школьного детства.

В сборнике нет одного главного героя, здесь действуют несколько персонажей, чьи отдельные истории переплетаются в одну общую. Один мечтает стать космонавтом, но остается в родном поселке и строит дом. Другой мечтает стать летчиком и упорно добивается своей мечты. Третий жил на улице, среди бедняков и «злых людей», а благодаря неожиданной заботливой поддержке воспрял и стал сам заботиться о других.

Таким образом, читатель может увидеть, как общие ценности, присущие этому народу – оптимизм, увлеченность своим делом, великодушие, доброта, искренность, проявляются в различных жизненных обстоятельствах в зависимости от характера – веселого, задиристого, осторожного, чуткого – как у мальчиков, так и у девочек.

Простота изложения, в некотором роде – лексический примитивизм, использованы намеренно. Для автора ориентиром в этом отношении были рассказы для детей Л. Толстого, в которых на простых бытовых ситуациях маленьких читателей можно было воспитать, дать им нравственный пример.

«Детский цикл» историй о топченьках, их продолжение, а также цикл заметок о героях и обычаях этого народа, составляют литературно-мифологический мир, своеобразную «Топчантологию».

Истории о топченьках адресованы для семейного чтения и самостоятельного чтения детьми младшего школьного возраста.

Кто   такие   топченьки?

 

Давным-давно, в первобытные времена, на Земле жило племя охотников, похожих на медведей. Это были мохнатые существа маленького роста, но, как многие в далекой древности, они были воинственны и часто сражались со своими недружелюбными соседями. Материк, на котором жили эти храбрые и гордые охотники, древние греки называли Топчарктида, ведь «арктос» на греческом языке – это «медведь».

После того, как на нашу Землю упал метеорит, Топчарктида ушла под воду, а остатки племени расселились на территориях между Индийским и Тихим океанами, где-то среди гор Тибета и Тянь-Шаня, к северу от полуострова Индостан.

В период переселения после катастрофы люди узнали, что эти умные и отважные охотники называют себя «топченьками». По своему мохнатому облику топченьки напоминали породу крупных собак, известных на Востоке. И это стало причиной исторической путаницы и трагических ошибок.

Тогда на Большом Совете топченьки решили создать собственную страну – Топчандию, огородив ее от людей. Но не все топченьки были согласны, и многие из них оставили своих соплеменников, поселившись вместе с людьми.

С тех пор две части одного племени, разделенные в далекие времена, живут параллельно, почти не пересекаясь. Одни топченьки – в своей стране, другие – среди нас. Обычаи у топченек и людей во многом похожи, мы рассказываем детям одни и те же сказки, так же мечтаем, радуемся, сердимся и грустим.

Может быть, однажды старейшины Топчандии согласятся убрать границу между нашими мирами, но пока что страна топченек скрыта от человеческих глаз, и путь туда находят очень немногие.

И вы можете только догадываться…

О  дружбе  и  выручке

 

– Нет, вы только посмотрите! – сложив лапы на животе, воскликнул Витюшка.

И все посмотрели.

На полянку приземлился маленький самолетик, и оттуда выпрыгнул статный, подтянутый пилот в темно-рыжем, как окорок, форменном шлеме.

  • Женька! – обрадовался Гришенька.

И на какое-то время на полянке образовался дружный хоровод.

Женька предложил друзьям слетать и посмотреть на одно чудо. И они согласились.

Кроме Дусеньки.

– Ну, куда я в самолет, вы чего? Какой из меня летчик? Я же там… сразу… – и засопела кокетливо.

Гришенька ткнулся в ее пушистый воротник.

  • А может… я?
  • Ну конечно!

И трое рыжих медвежонков полезли в кабину.

  • Осторожно, тут приборы! – предупредил Женя.

Затем раздал своим пассажирам очки и начал взлет.

Гришенька обернулся на крыльцо своего нового дома и увидел, как Дусенька машет вслед белым платочком. Он тоже хотел помахать, но был зажат узкими бортами кабины и ремнями безопасности, от которых топорщилась шерстка. Тогда Гришенька положил голову на бортик и несколько секунд просто смотрел вниз. Ветер сдувал его шерстяной воротник и чуб на одну сторону, и Гришенька встряхивал головой.

Ему всегда было немножко грустно расставаться с Дусенькой.

  • А где ж чудо? – спросил задиристо Витюшка.
  • Подожди, – сказал таинственно и строго Женя. – Его просто так не увидишь.

Витюшка махнул рукой, а, мол, опять топчерфильдовские фокусы, и стал крутить дули голубям.

– Перестань, – твердо произнес пилот. – Уже скоро. Не балуй, а то ничего не увидишь.

Вскоре топченькам действительно открылось  ч у д о . Это был огромный снежный город в небе, словно вылепленный из облаков талантливым мастером. К городу тянулся золотистый луч – казалось, будто облако облили медом и зажгли на нем огни.

Гришенька завороженно молчал, стянув очки и глядя на чудо слезящимися от ветра глазами.

А Витюшка охал-ахал, дергался, пытался вскочить и вылезти на крыло: «Мне не все видно…»

  • Вот это да! Вот это красотища! Вот это ты, Женька, молодец!

И в запале стукнул ему лапой по шлему.

Тут что-то случилось. Женька делал вираж над снежным городом, и от Витиной выходки нарушился маневр. Медовый свет мигнул и пропал, а в нос самолету ударил жесткий ветер: метель.

  • Дурачина! – кричал сквозь вой ветра Гришенька. – Что ты наделал!

Женька насупился и вцепился в штурвал. На его густых бровях нависли крохотные сосульки. На носу сверкал иней.

  • Держитесь!!!

Самолетик трепало, но он уверенно выбирался из бурана и вскоре вынырнул из-под толстого сумрачного одеяла, нависшего над землей. Под ним лежал угрюмый город.

  • Надо починить руль, идем на посадку, – объявил Женька.

Они сели на окраине, и тут же Женя с Гришей надавали Витюшке тумаков.

  • Ладно, – отдышавшись, сказал Женя. – Я справлюсь сам, а вы можете пока в город сходить. Только будьте осторожны – мы далеко от своей страны.

Витюшка стоял чуть поодаль и потирал ушибленные места.

  • Тебя это касается в первую очередь, – сурово сказал ему Женька.

Витюшка высунул фиолетовый язычок и скривил товарищам мстительную гримаску.

Друзья улыбнулись и скоро позабыли о происшествии. Женя остался чинить самолет, а пассажиры незадавшегося рейса отправились на прогулку.

Город был унылым, хмурым, не то, что поселения в Топчандии. Топчи быстро утомились, и Гришенька затянул под нос сентиментальную песенку.

– Не хнычь, – вдруг как-то странно сказал Витюшка. – Вон лучше туда посмотри.

Гришенька посмотрел “туда” и застыл на месте. Шерстка у него поднялась дыбом, неуютно стало, съежился он…

В центре грязной, припорошенной снегом площади, у разбитого фонтана сидели двое. Нищий играл надрывную мелодию на скрипучем аккордеоне, ему вторило тихое поскуливание. Скулил очень странный субъект, похожий на топченьку. На большой голове была нахлобучена меховая шапка с растопыренными “ушами”. Еще одна шапка, перевернутая, лежала перед ним. Его бока были здорово ощипаны, а на задних лапах громоздились старые валенки. Из одного, через оторванный носок, торчали грязные коготки.

Витюшка с Гришенькой переглянулись.

– Я, конечно, многое повидал, но тако-о-ое… – Витюшка цыкнул зубом. – Не годится топчам попрошайничать. Надо выручать соплеменника.

Они подкрались к сидящим у фонтана и окликнули субъекта в ушанке и валенках.

Тот смутился, поправил шапку и простуженно прохрипел:

  • Я не могу отойти.
  • Давай убежим! Мы тебя спрячем, у нас есть, где жить.

Топченька в ушанке молча поддел веревку, привязанную к шее, и показал Витюшке.

  • Да, плохо дело…
  • Ничего! Справимся, – деловито заявил Гриша.
Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (Без рейтинга)
Загрузка...