Александр Краткий

20140902_185558Я скучный человек , не смотря на то, что всю жизнь прислуживал Бахусу. Сейчас пробую развеселить себя и взялся служить другим богам.

I'm a boring person, despite the fact that all his life waited Bacchus. Now I try to cheer myself and took to serve other gods.

__________________________________________________________

                                                               …ЕСЛИ ПРЕДПОЛОЖИТЬ, ЧТО ИРОНИЯ ЕСТЬ ПРОПАСТЬ МЕЖДУ НЕСОВМЕСТИМЫМ, ТОГДА ПРИДЁТСЯ СОГЛАСИТЬСЯ И С ТЕМ, ЧТО ЮМОР- ТА САМАЯ ПРОРЧНАЯ НИТЬ, КОТОРОЙ МОЖНО ЛЕГКО СВЯЗАТЬ ВСЁ ЧТО УГОДНО…

                  БОЖЕСТВЕННАЯ ГИПОТЕНУЗА.

                                                                   … любопытно, по какой причине жизнь всегда находит лазейки для тех, кто не шибко обременяет себя заботой о хлебе насущном…?

Ведь всякая кошка знает, где можно легко подкараулить сонную мышь, бездомной собаке, родившей пятерых, обязательно придёт на ум, парочка-другая тёпленьких хлебных местечек, и даже внезапно проснувшийся зимою медведь при желании…столкнётся с охотником. Разве что стрелянный воробей… тот, не всякую-то горбушку клюнет.

 Загадкой остаётся и предпраздничная лихорадка, которая до самой последней минуты трясёт и вселяет болезненную надежду в происхождение чуда, казалось бы, самых не платёжеспособных граждан…

 Но воистину, и даже такую пустяшную малость предвидело Всевидящее Око!                                                                 - Достаточно… чтобы эта самая вера в чудо, хотя бы ещё болталась оторванной пуговицей на тоненькой ниточке. И тогда проторенные пути, по которым промышляют несостоятельные чудаки, незаметно наклоняются, создавая для них ту самую гипотенузу, по которой они быстро скатываются к празднику.

По известной причине и мы не возьмёмся судить здесь тех, чья роковая жизненная гипотенуза превратила их существование в вечный праздник. Гораздо любопытней будет увидеть лишь то, с какой ювелирной точностью выставляет свой градус Всевышний!

                            ***

 Когда-то установленный Дмитрием Ивановичем Менделеевым роковой градус*, легко вписался в астрологический треугольник одной шестой части суши. Этот же самый пресловутый градус, как обычно,  аккурат к тридцать первому декабря, грозился оставить Сан Саныча без салата оливье, запаха апельсиновых корочек, без выстрела пробки в потолок, а главное -без шумной компании. Единственным подходящим по бюджету и по статусу праздника угощением, на которое мог рассчитывать нынче он, заглядывая в холодильник, могло бы оказаться…?

…Одинокая голенькая сельдь, смотревшая тоскливым глазом из опустевшего хранилища, подсказала нерадивому хозяину укрыть её хотя бы шубкою.                                                             -Свеколки ей не хватает, -определился наконец с закускою Сан Саныч и взялся искать чудо по зауглам…

Скоро им были найдены несколько картофелин, закатившихся под кухонный стол, парочка полуживых морковок, нашлась и хорошо сохранившаяся луковица, висящая между газовой плиткою и стеною, обнаружил шибко хлебосольный хозяин и полпачки вымокших папирос, прикрытых газетою на подоконнике, и ещё кой-чего, только нужного продукта не оказалось…                                                  Тогда он принялся уже обыскивать сам себя… да после тщательно проведённой процедуры вспомнил, что дед мороз, всегда заглядывает к нему на самой последней минуте.                                                      Разумеется, хозяин располагал некоторой суммой, только она- то как раз и давала ему единственный шанс как встретить Новый год, так его и провести… то есть, начать жить с чистого листа.                 Остатки денег после вчерашнего веселья не позволяли ему сегодня ночью стрелять соседям пробками в потолок, горланить до утра песни, а уж тем паче созвать гостей.                                                     -Хватит либо подлечиться тогда не хватит на пачку папирос… либо купить…свёклу -подвёл годовые итоги Сан Саныч.

                           ***

Магнитный азимут* некоторых любителей здорового питания, меняется вместе со временем: так чайки например, вместо того чтобы удить свежую рыбку, слетаются на городские помойки, в то время как атлантические селёдки, дружно следуя за рыболовными траулерами, жадно поедают остатки своих сородичей. И только географические азимуты обладателей «тощих кошельков» не подвластны времени: их единожды прочерченные гипотенузы,всегда начинаются с шумных базаров.

…Саныч долго мял и ощупывал руками остывшие тёмные буряки, уверенно торговался, но не покупал. Пустая трата денег на закуску без спиртного пока не укладывалась в его голове. Да видимо сегодня, «некто ответственный» за проведение праздника, распорядился таким расточительным образом, что даже потерявшим ту самую пуговицу, достаточно было лишь выйти из дому.                          …Скоро он выхватил во втором ряду, знакомое лицо. Соседка, дачница баб Вера из второго подъезда, шумела бойчее всех.                                          Рассыпаться перед баб Верой мелким бесом, Сан Саныч даже и не думал. Летом как то помог ей с одним деликатным вопросом: взял как говориться грех на душу и под её…                                          «Прости Господи», отправил к праотцам кошачье потомство. Правда, не задаром но ведь и грех-то тоже так просто никакою пол-литрою не замолишь.

-Почём буряки, баб Вер?- степенно начал прелюдию сосед.                      –Ой, да тебе, Саныч неожиданно обрадовалась ему соседка, чем и подняла ему градус надежды- я и так, задаром, уступлю: дело к тебе у меня будет, после праздника.                                                                          - Дело так дело, поможем чем сможем, -согласился на человеческие отношения сосед и, ухватив за «крысиный хвост» крупную ядрёную свёклу, спрятал в пакет. Он посулил старушке долгие лета, дал нужный посыл на богатство, на урожай, на трудолюбие и двинулся дальше.                                                          -Ну что ж ! Поглядим, какие ещё нынче подарки, приготовил дед мороз, -усмехнулся Сан Саныч, покупая себе пачку папирос, которая и свалилась- то на него сейчас в виде премиальных за его добрососедские отношения.

 По своему многолетнему опыту он догадался, что такое начало посулило ему нечто большее, о чём пока не смел даже и мечтать. По этой причине и отправился он путями хожеными, уповая на заповедь: не думать о хлебе насущном, и в то же время, будучи воробьём стреляным, на всякий случай решил проверить по пути некоторые старые кормушки.

Кормушки исправно выдавали длинные пустые поздравления, скромные аперитивы, предновогоднюю суету, и везде приглашение отпраздновать…                                                  -Вот ведь как устроена жизнь, молча дивился подобной загадке тёртый калач.                                                                               - Почему практически все «тощие кошельки», стараются наперебой выступить друг перед другом, в роли принимающей стороны? А  многочисленность их армии даже позволяет им уже создать партию «радушных хозяев», председателем которой мог бы легко стать тот же, например, Сан Саныч.

 До наступления миллениума ещё оставался тот коротенький отрезочек времени, во время которого можно было успеть одарить  селёдку шубою, подрезать на скорую руку кой-чего и даже наспех украсить ель. А оказавшись наконец -то на улице, Сан Саныч понял, что беспечно долго провожая старый год, засиделся в гостях. Торговые точки, умышленно теряя прибыль, с извинениями закрывались. И если даже счастливый случай добросовестно караулил его за поворотом, то теперь -то уже наверняка вручил свой сюрприз первому встречному. Саныч на всякий случай покрутил в уме ту самую злополучную пуговицу и опрометью бросился к последней, нехоженой, тропе.

                         ***

  Выжимая предновогоднюю прибыль до конца, Витёк держал двери своего магазина настежь. Прибыль Витя выжимал из всего. В своём маленьком магазинчике, под названием «Глобус», он установил парочку пластиковых столов, за которыми к нему в клуб «тощих кошельков», собирались посудачить джентльмены со всего города.                              Надёжных Витёк регистрировал в тетрадочке, после чего открывал им разумный кредит. Просроченные платежи по кредитам, хозяин закрывал чем угодно: и стройматериалом, и трудовыми навыками, ну и кой -каким антиквариатом. Тощие кошельки его уважали по- человечески, потому что Витя давал всем шанс реабилитироваться, и никому не нужно было клясться или -упаси бог божиться. Лучезарный Витёк всё понимал, входил в положение, никогда не попрекал и не сквернословили, и всегда что-нибудь строил.

 Саныча в списке пока что не было, хотя и он числился завсегдатаем. Правда только лишь по этой причине и нёсся он сейчас очертя голову. Уповая на приближение апокалипсиса, он намеревался угодить в чёрный список, в канун второго тысячелетия.

Перед магазином Саныч отдышался готовясь к разговору. На его удивление, магазин оказался пуст… Не было здесь сейчас ни тощих кошельков с пластиковыми стаканчиками в руках, не было и главного- Витьки.                                                За прилавком маячила толстая незнакомая женщина. А ведь он рассчитывал на Витьку, рассчитывал встретить именно здесь некоторых «тощих кошёльков», с которыми собирался отметить у себя всенародный праздник, и который они уже начали отмечать неделю назад.

А между тем приближающийся праздник стремительно прибирал с улиц остатки горожан. Глыбы домов зажигались всё новыми и новыми окнами, машины, сворачивая в переулки, тушили огни, таксисты не подбирали «голосящих», а первые пробы одиночных салютов заставляли прохожих пошевеливаться.                                                         «Посошки» в голове Саныча быстро выветривались, и в сердце начала заползать холодная змея.                                                     -Здрасьте, с наступающим вас, а Витю можно? -потеряв первоначальный градус, осторожно заикнулся было он.                                           -Нету тебе здесь никакого Вити, -не глядя на посетителя, процедила хмурая тётка.                                                            -Шляетесь здесь один за другим без толку, ступай нету никого.                                                                    – Эх! Видать, поздновато на эту дорожку ступил, нужно было…- упрекнул себя Сан Саныч, со вздохом разворачиваясь в выходу.

Навстречу ему влетел в магазин хорошо одетый и по всей видимости автолюбитель без шапки. На лице мужчины, в отличие от Саныча, ещё теплилась какая–то надежда.                                              - Свекла есть?- запальчиво обнадёжился он.                                                 - Овощами не торгуем,- презрительно ошарашила мужика нелюдимая продавщица.

 -Ты меня понимаешь? -с надеждою спрашивает мужа жена, истратившая весь бюджет на омоложение, и у неё остаётся искра надежды.                                                                              –Ты не веришь мне? -с разгорающейся надеждой, вопрошает тот самый муж застуканный на «рабочем» месте. Собака, провожающая взглядом каждый последний кусок, -и та всегда оставляет в глазах какую-никакую надежду.

Приличный мужик потерял сразу всё: и облик, и искру, и прекрасный вечер. Для него, как и для Саныча, наступило сейчас то самое мгновение, когда наконец то срывается и падает на пол пресловутая пуговица.

Вдобавок ко всему в руке у бедолаги взялся мурлыкать телефон. Автолюбитель с раздражением поднял его и сразу же предупредительно выдохнул.                                                                 –Всё, всё, еду, уже еду…да, на стоянке уже… скоро…

Саныч вышел на свежий воздух и мгновенно оценил обстановку. Напротив магазина стояла машина, на переднем сиденье слишком молодая девица с белыми роскошными волосами смотрела в его сторону.                                                        –Ну надо же,- усмехнулся он, -и этому «толстому кошелю» для полного счастья только свеклы не хватает.

Следом за Санычем, чертыхаясь, вышел разом потерявший харизму покупатель и потащился к красотке.

-Погоди -ка парень, -окликнул его с улыбкою Саныч. Тот обернулся…  Дед мороз выволок из мешка за «хвост», драгоценный, как он окрестил его сейчас, овощ, и протянул ему.                                                         –Держи…                                                                   –Мне -то он теперь ни к чему а тебе я понял в самый раз. Автолюбитель изумился и лицом, и руками, и глазами, от-чего и глядел он сейчас на Саныча, как… сатана на грешника.                                        -Дядя, ты кто? Дед мороз, что ли? -поедая глазами подарок и обращаясь к своему прежнему, праздничному облику, оживал на глазах автолюбитель.

-Считай, что дед мороз, -улыбнулся ему Сан Саныч. Он решительно всучил растерявшемуся мужичку подарок и, складывая в карман пакет, развернувшись, зашагал по проторенной дорожке обратно.

 Приличный гражданин, осознав в руке увесистое чудо, скоро бросился за ним.                                                              –Слышь, дед мороз, погоди-ка настиг он Саныча и ухватил за рукав.                                                                  –Ты даже не представляешь. Да мне без этой свеклы… и порог дома не переступить,- начал он теребить за рукав спасителя.                                                              - Замотался сегодня, -взялся выворачиваться он перед Санычем.                                             - Забыл про эту про свеклу эту несчастную, вспомнил, когда магазины уже позакрывались. Тёще моей, -зловеще зашептал он, -ей  шубы для селёдочки только не хватает.                             -Сколько я тебе должен, дед мороз? -засуетился, счастливчик.                   –Да нисколько не должен, -махнул рукою Саныч. -Мне -то она уже ни к чему.                                                               -Слышь, мужик,- не обижай по-человечески взмолился автолюбитель. -Ты меня не просто выручил, ты… -он быстро нырнул рукою в карман и выхватил, что подвернулось. Уверенно сунул Санычу хлопнул по плечу, улыбнулся и «С наступающим» бросился к машине.

 Сан Саныч уже в спину выкрикнул ему в ответ и тоже поднял руку.  Машина резво сорвалась с места и укатила. «Тощий кошелёк» глянул на руку с деньгами и…оцепенел.

Это было то, о чём он и не смел бы даже подумать, но именно такие гипотенузы выстраивает господь тем, кто до конца верит хотя бы в сотую часть полученного.

Зелёная сотенная купюра смотрела на Саныча заморским лицом.

Он немедленно отослал по адресам благодарственную и бросился к магазину. В дверях уже суетился Витёк, закрывая «лавочку».                                                                   –Всё, всё, Саныч, лавочка уже прикрылась, ваших здесь тоже никого уж нет,- зашелестел умиротворённый хозяин.                                  –Витя… мне нужно к празднику отовариться, -предъявляя хрустящий пропуск, нажал на него Саныч.                                                –Ну давай только быстро,- пропустил его Витёк и вдогонку сообразил. -Откуда валюта, Саныч ?  Дай -ка проверю…                                     -Иди, набирай, пряча купюру себе в карман, махнул рукою Витёк,  - сдачу получишь нашими.                                                            –Да навряд ли сдача-то будет, Витя, -успокоил его счастливый покупатель и вдруг обеспокоенно спросил:- Витя? а у тебя случайно свеколки нет?                                                -Саныч… ну ты как будто в первый раз здесь?, конечно же, нет.                -Витя… а апельсинов? -продолжал гнуть своё «тощий кошелёк».        Витёк, проходя мимо Саныча, похлопал его по плечу и улыбнулся:          –Саныч! вот для тебя лично найду, у меня в кабине ящик, -себе ещё днём купил. Пару кило принесу.                                                                –Принеси ,Витя, принеси, а то как это- Новый Год без привычного аромата?

С двумя огромными пакетами Сан Саныч тащился к выходу. Витёк, ожидая его в дверях, полюботытствовал:                                          –Саныч, Ну и как же ты один всё дотащишь? Такси бы взял.                           –Да какое такси, Витя, оно уже вон стоит, -усмехнулся последний покупатель. Витёк обернулся: за стеклянными дверями маячили «тощие кошельки»…

Не стоит искать путей нехоженых, ежели Господь берётся выстроить свою гипотенузу. Каждая просьба- уже вершина её, достаточно лишь скатиться по ней с огоньком да хоть изредка следить за тем, болтается ли ещё на месте пуговица…

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (5 голосов, средний бал: 1,80 из 5)

Загрузка...