Айка Бега

АйкаТо, что может сделать меня счастливой – книги, танцы без оглядки, море и близкие люди. Пишу с детства – как говорят родители, с двух лет. Сейчас мне 26. Я бы хотела, чтобы в этом мире было больше искренних улыбок и настоящих эмоций.

What can make me happy – books, dancing without a backward glance, the sea, my close friends and family. I am writing since my childhood, in the words of my parents – since two years. Now I’m 26. I wish there were more sincere smiles and real emotions in our world.


Поэма “Ищу человека”

  1. Предисловие

 

Иногда так и тянет – о стол кулаком,

И орать: не сдавайся! Держись за надежду.

Говорят, он в то время бывал моряком,

Плавал где-то в Атлантике. То есть был «между».

 

Буря выла, бесясь. Экипаж на износ.

Вдруг, застывший туманной фигурой в проходе,

Человек, глядя в пол, в никуда, произнес:

«Не могу больше», и, как подкошенный, в воду.

 

Тот моряк, чем умел, помогал на корме,

С перебитой рукой – ну а что, тоже дело.

Он все видел: дождь, всполохи, купол померк,

И безвольно летящее к гибели тело.

 

Еле слышно, чуть видно – в тумане густом

Синий бешеный глаз, руки, сиплые стоны.

«Что стоите, – кричит, – Человек за бортом!»

Все молчат, виновато уткнувшись в смартфоны.

 

Он в итоге нырнул. Но с больной-то рукой

Нахлебался. Едва самого откачали.

А когда он очнулся, притихший такой,

Снялся с рейса, как смог, на ближайшем причале.

 

А на суше, в каком-то дрянном кабаке,

Ведь, как водится, бары – моряцкая Мекка,

Его кто-то окликнул: «Ты будешь-то кем?

Кого ищешь?» Он поднял глаза: «Человека…»

 

  1. Эпистолярное

 

«Я ищу человека…» А правда, зачем?

Почему этот поиск, сумятица мысли –

Стал сюжетом бессчетных романов, поэм,

И причиной ненайденных жизненных смыслов?

 

Ищут ближних себе? Нет же, вовсе не так.

Человека с заглавной. Чтоб глупо и честно

Всё ему рассказать. Что конкретно, моряк?

А потом? Умереть? Или, может, воскреснуть?

 

Просто выслушать, чтоб он поведал тебе,

Для чего он живет? Как он здесь выживает?

Каково – выносить целый мир на горбе,

Не вздыхая о том, что дорожка кривая.

 

Есть же люди такие, несущие свет,

Где-то носит их. «Где-то» – и в этом загвоздка.

Вот, казалось бы, искра мелькнула, так нет,

Приглядишься, а там мишура, только блестки.

 

Человечность – вот выписать качества на

Белый клетчатый лист – скрупулёзно, подробно.

Ну не бьется с мерилом успеха она!

То есть вряд ли она – конкурентоспособна.

 

Отправляй письмо Богу с мольбой о любви.

Много смысла в таком неказистом демарше?

Выбор жанра поэмы вполне уловим –

Это будет наш мир, только чуточку старше.

 

  1. Антиутопия

 

Академик смотрел как-то мимо, в окно:

«Ну, кто выжил из них – те давно по вольерам.

Но зачем он тебе? Это просто смешно.

Это ж просто абстракция, призрак, химера.

 

Отведу, если хочешь. Ты знаешь тариф».

Академик добавил, прикрыв свои веки

И как будто оскалившись: «Только смотри,

Чай, не ближний, а волк – человек человеку».

 

Он зашел. Они здесь. Притаились, сидят,

По-больничному, в грязно-пергаментных стенах.

«Я ищу…» Но вокруг что-то темное, смрад,

Хлам и тени под светом из ламп галогенных.

 

Из угла каждой клетки, где тряпки и мрак,

Тот скрежещущий, словно не смазанный, говор:

«Ты здесь лишний, ты сбоку припека, чужак,

Ты иди, куда шел, подобру-поздорову».

 

Некто мелко моргает в чаду сигарет,

Стервенея, трясет ненадежные дверцы:

«У нас нежная радужка, вреден нам свет,

Не слепи нас открытым огнем в своем сердце.

 

Что орешь, идиотище? Дать бы лещу,

Выбить блажь, пока полностью не переклинит».

А он ходит больной: «Человека ищу!»,

По палатам, по мытым полам поликлиник.

 

  1. Эссе

 

Да нам всем позарез что-то нужно, не суть,

Из упрямства ли, планов каких-то глобальных.

А чего может стоить однажды рискнуть

Отыскать идеал там, где нет идеальных?

 

Вот туман в чистом поле, на метр клубясь,

Опадает, как зов, раздирающий глотку.

Через поиск нащупать природу себя,

Даже если ничтожна возможность находки.

 

Поиск – чувство смятения, внутренний бунт,

Незаполненность, незавершенность, нехватка.

В абсолюте – росток, пробиваясь сквозь грунт,

Отдает себя поиску весь, без остатка.

 

Но найти не подобие, а эталон,

То есть не полюбить что-то, а восхититься.

Вот моряк наш. Все знают таких же как он

У них странное что-то, нездешнее в лицах.

 

Жертвой Богу бесплодного поиска стать

Может разум, покой. Но награда ценнее.

Как там, кстати, герой наш, лет так через пять,

С той же внутренней паникой, загнанный ею?

 

За окном все бело, город словно в муке,

Он зубрит, замеряя шаги в коридорах:

«Человек же в футляре, футляр в сундуке,

Что на дубе за тридевять пауз в разговорах…»

 

  1. Лирика

 

Как-то засветло, в час неприкаянный, он,

Бормоча что-то так неразборчиво, смято

(То ли жалобу, то ли призыв, то ли стон),

Постучался в мой дом, в дверь, обитую ватой.

 

«Для чего ты ко мне пришел? Полно, забудь.

Ты, конечно, ошибся. Здесь нет человека.

А мой монстр изнутри прогрызает мне грудь,

И я лью в себя что-то заполнить отсеки.

 

Слушай, вдруг твой ненайденный – в мире морском,

Или, как мотылек, до поры спрятан в кокон?

Этот монстр, что внутри, стал огромным, как дом,

Он растет по ночам, выпирая из окон.

 

Пока он поглощает богов, королей,

Попрошаек, оборвышей – всех имяреков,

Ты иди стороной. Среди чьих-то полей

Может быть и найдешь эту чудь – Человека».

 

Он, стремясь опровергнуть, коснулся руки,

Словно силясь сказать что-то, но не умея.

А потом он ушел. Где он? В дебрях морских?

Ищет кокон? Ах, Бог с ним. Ему-то виднее.

 

Ходят слухи, он бродит все так же, крича,

По продраенным хлоркой палатам, по плитке.

Я не верю. Мне кажется, этот смельчак

Либо там, где искомое. Либо – в попытке.

 

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (2 голосов, средний бал: 5,00 из 5)
Загрузка...