Азиат-Урал

_MG_4144 Преподаю в гимназии, пишу рассказы уже 8 лет с перерывами, с тех пор как приехал на Родину, воспитываю своих 4-х детей.


 

Рассказ “Бой у Бухтарминского водохранилища

Отрывок

Вот уже несколько майских дней моросил дождь, было сыро. А в это майское утро вдруг выглянуло солнце. Если вы когда-нибудь встречали восход у Бухтарминского водохранилища, то поймёте, как это красиво. Проснулись чайки, морская гладь ослепляла глаза блеском отражения яркой полосы , а воздух был настолько свежим и приятным, что нельзя было надышаться, кружилась голова, хотелось жить, творить, любить… Серая дымка слабого тумана обволакивала скалистое побережье. А кругом стояла такая тишина, что можно было оглохнуть, если бы не редкие и далёкие крики чаек . Настолько сильно располагал восход, что нам казалось, вот оно счастье, что жизнь бесконечна и удивительно-прекрасна.

Накануне вечером в батальоне было объявлено усиление. В войсках «усиление» — усиленный вариант несения службы. Усиление по поводу того, что с сопредельного государства прорвалась большая группа бандформирования, которые направляются к Бухтарминской ГЭС, а отсюда до неё, до ГЭС, рукой подать. Другого боеспособного военного подразделения рядом не было, кроме нас некому было защитить нашу малую Родину.

Вдруг гробовую тишину прервал какой-то свист, который, мгновенно приближаясь и усиливаясь, прервался взрывом, затем вторым и понеслось… Оказалось откуда-то из-за сопок били миномёты. Вот и первые потери личного состава. Суета. Паника. Команда «в ружьё». Первая рота ушла в горы, ей была поставлена задача — уничтожить бандформирование. Нашу же роту привели в полную боевую готовность, мы остались в расположении для её охраны и недопущения захвата жизненно важных объектов. Удвоили посты. Рота была готова к отражению атаки.

В горах слышался бой. Рация не умолкала. Первая рота понесла невосполнимые потери в живой силе, они просили помощи и подкрепления. Рота встретилась с превосходящими силами противника, это была не просто группа террористов, а хорошо подготовленный, вооружённый до зубов отряд боевиков, целью которых была ГЭС. У боевиков был даже лёгкий вертолёт. Они хотели захватить Бухтарминскую ГЭС, чтобы затем с помощью шантажа вынудить наше правительство обратиться к правительству сопредельного государства исполнить требования боевиков.

Бой постепенно утихал, слышны были только одиночные выстрелы, по рации некий рядовой Алпысбаев передал, что берёт командование ротой на себя, что от первой роты осталось только одно неполное отделение, боеприпасы закончились, ещё и ещё вызывал подкрепление. До слёз было жаль ребят, они были очень молоды. Возможно, даже ещё и с девушками не целовались, а уже пали в бою, как герои. Среди командиров взводов были и мои друзья, мне было горько и обидно. Мы ждали приказа на выдвижение, чтобы помочь оставшимся в живых.

Такой приказ поступил. Нас сняли с постов, оставив только легкораненых. Построили и в походном порядке, бегом выдвинулись на помощь. В нашей роте осталось всего лишь два взвода, вторым взводом командовал я. В сопках, по пути нас застала команда «воздух». На подлёте к нам с вертолёта была сброшена бомба, дым от которой рассеивался по округе и должен был накрыть нас. Это была химическая атака. С вертолёта велся огонь из пулемёта. Мы ударили ЗРК — «Иглой», в секунду вертолёт превратился в горящие обломки с чёрно-белым дымом. Это была наша первая удача. Нам надо было пройти зону химического заражения и по команде «Газы, плащи» мы успешно преодолели её.

Мы торопились вперёд . Сходу, цепью, атаковав противника, который засел на высоте, с ощутимыми потерями мы овладели и ею. Мы никого не оставили в живых, потому что это была месть за наших ребят. Мы опоздали, вся первая рота «вырезана» бандформированием.

Лёгкая, но доставшаяся дорогой ценой победа над врагом нас ,оставшихся в живых, впечатлила.

Но рано мы радовались. Это была «ловушка». Тех, кого мы «вырезали» было мало, это была приманка, а основная часть отряда ждала нас за сопкой и уже обходила, замыкая кольцо. Мы заняли круговую оборону и приготовились к бою. Я знал, что нас ждёт участь первой роты, потому что нас осталось всего ничего.

Атака за атакой и ещё, и ещё. Нас осталось меньше отделения израненных, но сильных духом бойцов. Связист докладывал командованию о сложившейся ситуации. Командование ободряло нас тем, что помощь уже идёт. Противник метр за метром подбирался к нам. Мы, отстреливаясь, не давали врагу занять этот стратегический важный участок местности, с которого открывался прямой путь на ГЭС. Ещё немного и мы погибнем, думал я. Тогда мне пришлось вызвать на себя огонь артиллерии. Я несколько раз продиктовал координаты и поднял своих ребят врукопашную…

Через минуту всё было кончено.

Ребята, мой взвод, были очень довольны, ведь они выполнили свой долг- «отслужили» 5 дней в оборонно-спортивном оздоровительном лагере и по сценарию военно-тактической игры справились с поставленной учебной-тактической задачей с честью.

Командование поблагодарило нас за успешно проведённые учебно-тактические манёвры.

А впереди были грамоты и дипломы, двухчасовой сон в автобусе до Усть-Каменогорска и встреча с родителями, которых они не видели целую вечность — целых пять дней. Ровно пять дней потребовалось для того, чтобы вчерашние дети стали юношами, ощутившими запах мужской ответственности за Защиту Матери-Родины.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (9 голосов, средний бал: 2,89 из 5)

Загрузка...