Азер Кямал

foto AzerВрач психиатр пишу с 1985 года увлекаюсь хиромантией и астрологией.


Рассказ “Дуэль по Фрейду.”

Синопсис

В Рассказе Дуэль по Фрейду в  мистической форме  описывается История Психоанализа , на фоне отрывков из биографии автора Азера КЯмала

Рассказ, посвященный гениальному психоаналитику Зигмунду Фрейду.

Наверное, драки бывают не только на улице,в кафе, школе, институте. Но тут я увидел драку в интернете, на форуме. Обсуждали русский язык, и я сказал, что он нужен для развития, но ведь наш родной азери.Я тут же получил удар. Какой-то крутой парень, поклонник Голсуорси и Марка Твена, это я узнал потом, сказал, что у меня нет логики, и грязно выругался.
Я вспомнил Фрейда и Хемингуэя. На моем месте Хемингуэй оскорбил бы обидчика бранным словом. Мачо, охотник и спортсмен никогда не прощал обид, но ведь я психоаналитик. Пришлось вспомнить Фрейда
Ведь мой гуру говорил, что каждый говорит о себе.
Фрейд сидел за столом и внимательно смотрел на меня.
Я слушал его, затаив дыхание, и хотя Эриксон говорил,что Фрейд ошибался, а Перлз ушел от него, хлопнув дверью, точно так же, как и Адлер, я смотрел на своего учителя с уважением .
«Нет я не Байрон, я другой,  как  он, томимый миром странник», –
вспомнил я Лермонтова.
– А Пушкин вызвал бы обидчика на дуэль, но это другое – эмоции, честь дворянина. Но ведь я тоже дворянин. Ведь 300 лет в роду беки . Да, но они не любили дуэли, и потом, Пушкин был эмоциональный, и еще один момент – травля поэта царем и светом измучила его, и тут дуэль .
– Нет, наверное, психоаналитики не любят дуэли, иначе надо драться с каждым пациентом .
– Психоаналитик скорей антидуэлянт, он гасит агрессию
– Жаль я не мог тогда встретиться с Пушкиным я бы его отговорил от дуэли и его и Лермонтова . Ведь отказался же от дуэли Чернышевский, и Монте–Кристо отказался . Ну, Чернышевский – понятно, техника безопасности,а Монте– Кристо? Монте-Кристо – другое, он любил Мерседес, и не хотел убивать ее сына.
– Но ведь он рисковал жизнью, интересно, смог бы я рисковать жизнью ради любимой женщины .
– Один раз было, пьяный молодой человек приставал к моей подруге . Но это разве риск – так, обычная драка .
– Правда, подруга вышла замуж и до сих пор целует меня на улице .
– Нет это не геройство. Это было просто рациональное поведение. Никого не было рядом, я и она, а тут пьяный …
– Я вспомнил аварию. Мой друг Кямиль – автогонщик и мой тренер по ралли, всегда учил меня: нельзя тормозить на скользкой трассе.
– Но молодость – это риск, азарт, покер, спорт, смена женщин и девушек, игра со смертью . Сейчас, конечно, этого нет, но тогда, в 20 лет, все было интересно . Даже – автокатастрофа ,где из груды металла я вышел цел и невредим. Тоже не страшно, не успел испугаться, все было очень быстро. Нет, в моей жизни этого не было. Риск из-за женщины. Я не рисковал. Жаль, никакого романтизма, даже обидно стало. А Пушкин бы рискнул .
– Но на то Александр Сергеевич солнце поэзии, и Есенин бы рискнул, но рязанский парень вообще любил драки и выяснения отношений.
– Но я опять отвлекся .
– В своей жизни я дрался только один раз , и это нельзя было назвать дракой.
– Я грубо оттолкнул доктора Брейера, когда он вводил пациентку в гипнотический сон ,но она не заснула . Полусонная она стала отвечать на вопросы доктора Брейера .
– У меня не было другого выхода, – с грустью проговорил Фрейд.
– Этот болван не увидел психоанализ, и я грубо оттолкнул его и начал вести диалог.
– Она отвечала на любые вопросы: как прошло детство, кого она любили больше – отца или мать, как она живет с мужем – все подробности, даже интимные. Так я открыл комплекс Электры, у мальчиков – Эдипов комплекс, а психоанализ – стал новой религией 20-го века.
– Вы понимаете меня, коллега. Открытие психоанализа – ради этого стоило не то что драться, а даже умереть надеюсь вы меня понимаете .
– Да, конечно, – с готовностью согласился я .
– А Фрейд продолжал:
– А в остальных случаях я этого не делал, наверное, есть дела поважнее, чем выяснение отношений .
– Ринг психоаналитика – это его интеллект, запомните, коллега! Я молча смотрел на Фрейда – это была потрясающая встреча.
– Теперь я был в жаркой Африке, солнце палило нещадно. Я вспомнил детство, дачу, жару в Мардакянах, горячий асфальт .когда мы с Азадом – двоюродным братом,поймали скорпиона и фалангу и заставили их драться. Огромная, бордовая .волосатая фаланга, или сальпуга, подняв над собой скорпиона, как дзюдоистка или самбистка, быстро задушила его. Жестокость везде, в обшестве, в природе, жизни, в искустве, в кино, книгах, в разговорах о любви. Неужели мир выжил, потому что был жестоким . А Марк Твен сказал, что мир выжил, потому что смеялся.
– Смех – вот мое оружие.
– Что ж, по рукам, король.
– Но, право, верь. Смех означает:
– Человек не зверь.Так человек
– Природой награжден, когда
– Смешно смеяться должен он.
– Клево сказано. Немецкая старая комедия, а сколько мудрости и философии, и Гете бы шляпу снял и тут же бы о своем мгновенье вспомнил: «Остановись, мгновенье,ты прекрасно».
– Африканский зной был беспощаден. Туземец из племени суахили сопровождал нас с Хемингуэем . Шла охота на львов Старина Хем был, как всегда дружелюбен, но покровительственен.
– Драться не обязательно – и это говорил бывший чемпион по боксу.
– Боксерами были Мухаммед Али и Байрон, но и старина Хем .мог бы послать соперника в нокаут, даже сейчас .
– Главное – это уметь рисковать. Туземец дал знак рукой Это означало, что лев близко. Хем хладнокровно перезаряжал свой спрингфилд. Внезапно из-за кустарников на нас быстрыми прыжками выбежал лев. Мне стало жутко, я забыл, что в руках тоже держу автоматический карабин. Но выстрелы оглушили мои эмоции, а может, и мысли. Огромный золотисто–желтый лев с черной гривой замедлил движение… Эрнст снова выстрелил. Видно было, что лев тяжело ранен. Я не стал стрелять ,не люблю никого добивать, даже опасных хищников. Но видно было, что лев уже не добежит до нас ,свирепый хищник свалился на землю, опустив свою косматую гриву .
– Хем повернулся ко мне.
– У нас не было другого выхода, если бы я не выстрелил, мы бы погибли. Ты понял…
– Я кивнул головой.
– А Хемингуэй продолжал: “Жестокость нужна только во имя спасения жизни”,
– Этот лев мучал местных жителей, он убил пастуха и наводил ужас на всю округу.
– Солнце Африки палило нещадно.

– «Где ты, солнце Аустерлица”, – вспомнил я слова Наполеона и смотрел сайт хиромантов.
– Из одного виртуально мира я попал в другой.
– Но одно я понял точно: не сотвори себе кумира. И хотя Хемингуэй и Фрейд помогли мне, одно я знал точно: путь к себе всегда лежит через ошибки.
– Но не ошибается тот, кто ничего не делает, с улыбкой подумал я, глядя на экран, где была изображена ладонь со звездой под указательным пальцем- а именно звезда на бугре Юпитера .Это была ладонь Шварценеггера. Знак означал победу в любом деле ,победу не смотря ни на что ,какой бы трудной она ни была. А улыбаясь, думал о том что «это сладкое слово победа», и к ней надо прийти, во чтобы то ни стало прийти.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (557 голосов, средний бал: 4,49 из 5)

Загрузка...