Адонкина Лариса

IMG_5102Здравствуйте. Меня зовут Лариса. Я специалист в области международных отношений по образованию, педагог по призванию, а по натуре творческая личность. Творческий подход не обходит ни одну из сторон моей деятельности, будь то это сервировка стола, приглашение на чай, обстановка в студенческой комнате, рабочее место или день рождения близкого мне человека. Французский, английский, испанский это для меня не просто языки, а шикарные ворота в мир других людей. 4 года проживания во Франции помогли мне понять, что истинное наслаждение от произведения (фильма, книги) можно получить, только знакомясь с оригиналом. Языком нужно жить и только тогда им можно поделиться с окружающими, увлекая их в это непростое путешествие. Я делюсь своими знаниями через языковые уроки, лингвистические лагеря, мероприятия, игры, автором которых я являюсь.

Hello. My name is Larisa. I am an expert in the field of international relations by education, a teacher by vocation and a creative person by nature. Creativity touch upon all the sides of my work, whether it is a table setting, an invitation to tea, a decoration of my student’s room, a workplace or a birthday of my family. French, English, Spanish is for me not just a language, but a elegant gateway to the world of other people. I share my knowledge through language lessons, language camp, activities, games, I am the author.


Перевод книги “Friendly Steppes: A Silk Road Journey”

отрывок

Стамбул

Константинополь, олицетворявший богатство, мистицизм и христианство, располагался одновременно на двух континентах, в Европе и в Азии. Даже при нынешнем облике Стамбула, история города все еще резонирует своим византийским прошлым, когда колонисты во главе со своим предводителем Визасом приплыли к берегам Босфора в 657 году до н.э. Потерявшись среди многочисленных базаров города и утонув в великолепии его архитектуры, его романтика станет для вас очевидной. Он встретил меня нетипичным для местного климата ливнем и сильным холодным ветром, не успев только выйти с железнодорожной станции вокзала Сиркеджи, как я едва не промок и не промерз до костей.

До того, как римский император Константин в 330 году до н.э. назначил Константинополь столицей, торговцы Шелкового пути знали его как Византий. Его переименование могло бы вызвать небольшое разногласие в сфере торговли, но Император построил роскошные жилые дома, прекрасно осознавая, что люди не соответствовали этому прекрасному городу и населил его людьми с рангами и их семьями, вызванными из Рима, согласно римскому писателю Созомену. Это был своего рода Новый Рим (как тогда его называли – Нова Рома), в античном мире такой статус мог бы сделать это место более привлекательным для ведения дел. К шестому веку его уже населяло почти полмиллиона жителей, что сделало его одним из крупнейших городов мира. Китайскому городу Сиянь (ранее Чанъань) потребовалось еще одно столетие, чтобы достичь такого размера. К 10 веку население Константинополя увеличилось почти до одного миллиона человек, и город официально стал коммерческим центром с большим спросом на импортные товары предметов роскоши. Так же он был одним из основных транзитных городов, через который переправлялись товары из Азии и Ближнего Востока в Западную Европу. В это время в Европе не могли насытиться импортными товарами, и это вывело торговлю по Шелковому пути на новый более высокий уровень.

Такой большой и богатый город не мог избежать участи оказаться в центре внимания жадных захватчиков, но расположение и неприступные укрепления Константинополя были внушительными. С моря, флот был вооружен пылающей нафтой (или «греческим огнем», веществом, получаемым из сырой нефти), державший пиратов в бухте, блокируя вход в Золотой Рог, природный залив у Босфора, образуя защитную гавань. Для защиты города от вторжения с суши, Римским Императором Феодосием II была построена сеть оборонительных сооружений, обнесенных тройной стеной, среди прочих выдержавшая атаки персов, арабов и болгар еще в V веке. И только в 1204 году Константинополь пал жертвой Четвертого Крестового похода в ходе его осады венецианскими и западноевропейскими крестоносцами, ведомыми большим желанием контролировать торговлю. Однако спустя 250 лет в 1453 году произошел еще один значительный пролом ее обороны колоссальным артиллерийским обстрелом османской армией, уничтоживший остатки Византийской Империи.

Когда я вышел из моего скромного гостевого домика дождь прекратился, но было все еще холодно и пасмурно. Большинство нынешней архитектуры Стамбула осталось со времен османской империи, после реконструкции Константинополь. В 1451 году Мехмет Завоеватель взошёл на престол османской Империи. Ощущая себя всемогущим завоевателем, он нацелился на Константинополь. Спустя два года он захватил город и вложил значительное количество средств и времени в его восстановление, воспользовавшись его стратегическим местоположением, объявил его коммерческим и культурным центром своей Империи.

Поразительно большая Голубая мечеть, построенная

султаном Ахметов, в начале ХVII века, возвышается над

старым городом. Следуя за спокойным потоком других

посетителей не мусульманской веры через заднюю дверь,

отделявшую меня от правоверных наверстывающих

«пропущенные» ранние молитвы, я нашел себе тихий уголок,

чтобы полюбоваться архитектурой. Из центрального

атриума успокаивающе доносился тихий звук декламации.

Голубая плитка, украшавшая интерьер раскрывала причину,

лежавшей в основе названия самой мечети. Я покинул мечеть

с ее многочисленными куполами, возвышавшимися друг над

другом, должным образом оставил пожертвование в коробке

и направился по оживленной улице к другой не менее

удивительной достопримечательности и символу высокого

христианского искусства и архитектуры – Собору Святой

Софии в Константинополе. Именно это сочетание истории,

будь то в названии городов, в народностях, вероисповеданиях,

превратило Стамбул и его облик в действительно

эклектический город культуры.

Римский Император Юстиниан построил Собор Святой

Софии в 537 году до н.э., как выражение величия своей

Империи, первоначально здание сооружалось в качестве

церкви и основного местоположения православного

Патриарха Константинопольского. Затем он был

реконструирован в большой Собор Святой Софии, став

главным местом для проведения византийских

императорских церемоний. Несмотря на несколько

разрушительных землетрясений Собор устоял и превратился

в римский католический собор во времена латинской

оккупации (1204-1261 гг.). После вторжения турками в

Константинополь в 1453 году Собор был обращен в мечеть, к

ней были пристроены минареты для молитвы верующих

мусульман. В 1935 году по приказу Президента Турции

Ататюрка Собор стал музеем.

Проникавший в это место смирения шепот болтовни

отдавался эхом в древних стенах. Тусклое освещение

придавало помещению таинственность, его детали мне

открывались, только когда я приближался к ним все ближе и

ближе. Из одного из углов на втором уровне, что-то

мерцающее ослепило меня. Вдруг передо мной появилась

стена, еще недавно покрытая золотой мозаикой. Это было

великолепно и заманчиво, словно небольшой лучик света,

излучавшийся из тысячелетнего прошлого.

Двигаясь из Собора Святой Софии по направлению к

оживленной рыночной площади я встретил Ахмета, сидящего

на мостовой вместе со своим отцом, затягивающихся

дешевыми турецкими сигаретами. Он был, как любой другой

человек в Стамбуле, продавцом ковров. Он был типичным

энтузиастом. Даже не смотря на то, что я был простым

покупателем, сказавшим, что я интересуюсь одним из

первых ковров для молитвы, он прочел мне лекцию по

производству ковров, ковровой символике и о двойной

турецкой системе завязывания узлов. Спустя некоторое

время после обычного торга я получил более приемлемую

цену. Я поблагодарил Ахмета за уроки по ковровому

производству и ушел со своим сокровищем.

«Но Ник, друг мой, куда ты?» Я обернулся и увидел

разочарованное лицо Ахмета. «Не желаешь ли

присоединиться поужинать с моей семьей?» Прежде чем я

смог принять приглашение или отказаться от него, мне

показали на самодельное деревянное место вокруг газовой

плиты в дальней части магазина. Это был брат Ахмета,

пожилой прихрамывающий мужчина с тростью, который

принялся за приготовление омлета с пряным помидором и

красным перцем, на который мы накинулись с большими

кусками хлеба. Запивали все это мы местным ликером Раки,

чей стойкий анисовый вкус держался до вечера. Запрет

алкоголя, который проповедует ислам, не является строгим

для домочадцев, так как Турция становится все более светской страной.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 2,91 из 5)
Загрузка...