Аблаев Бекир

Бекир АблаевОкончил детскую музыкальную школу по классу "скрипки". Занимаюсь в творческом объединении юных журналистов "Родник" Нижнегорского ЦДЮТ. Автор книг "Приключения Тимки", "Рассказы моего деда", "Невероятные приключения Хайсерчика" и "Глоток чистого воздуха". К изданию готовится пятая книга. Победитель конкурсов республиканского, всероссийского и международного значения. Лауреат премии им. М.Ю. Лермонтова. Стипендиат Совета министров Республики Крым и Государственного Совета Республики Крым.

He graduated from the children's music school "violin". Engaged in creative association of young journalists "Spring" Nizhnegorsky TSDYUT. Author of "The Adventures of Timka", "Stories of my grandfather," "The Incredible Adventures Hayserchika" and "breath of fresh air." By publishing preparing the fifth book. The winner of the national competitions, national and international importance. Winner of the prize. MY Lermontov. Fellow Council of Ministers of Crimea and the State Council of the Republic of Crimea.


Рассказ "Тревожные времена"

Недавно мне рассказали историю, которая меня глубоко тронула. А случилась она в начале 70-ых годов прошлого столетия, когда первые крымскотатарские семьи стали возвращаться на свою историческую Родину, в Крым, без которого они не мыслили жизни. Но всё было не так просто. По негласным законам тех лет крымским татарам не то, чтобы жить, им и находиться в Крыму, было категорически запрещено. Тем не менее, самые смелые и отчаянные смельчаки, не смотря на все преграды и трудности, ехали на ПМЖ в Крым. Это были наши первые «ласточки» открывающие дорогу в Крым. То, что они сделали в те годы можно смело назвать подвигом! Придёт время, именами этих людей назовут улицы и площади Крыма. В числе этих «ласточек» была и семья Сейдамета Ислямова. В грозные годы войны он партизанил в крымских лесах до самого освобождение Крыма Красной Армией в апреле 1944 года. За проявленные отвагу и мужество был награждён несколькими боевыми орденами и медалями. Бывшего учителя в 1944 году избрали председателем сельского совета, а 18 мая этого же года был депортирован в Среднюю Азию. Тридцать лет Сейдамет агъа со своей семьёй прожил в депортации и все эти тридцать лет жил лишь одной мечтой – вернуться в родной Крым. И вот, наконец, в начале 70-ых годов продав в Узбекистане построенный им дом, весь лишний скарб, поехал в Крым. В Белогорском районе в с. Черемисовка ему удалось купить старенький татарский домик, хотя жителям села категорически запрещалось продавать свои дома крымским татарам. А с самими крымскими татарами, которые приехали в Крым на ПМЖ, не церемонились. Под разными предлогами не прописывали, не брали даже на самую чёрную работу, принуждали продавать свои дома и покидать Крым. А самых отчаянных ночью со всеми членами семьи насильно грузили в машины, увозили за пределы Крыма и прямо по среди голой степи выгрузив весь домашний скарб под дождь и снег оставляли на безлюдном месте. Некоторых даже выселяли по пять раз! Многие семьи в те годы оседали в Краснодарском крае, в Новороссийске или на юге Украине. Но семья Ислямовых была настроена решительно. Сейдамет агъа был образованным и грамотным человеком. До войны он был учителем истории в одной из Алуштинских школ. Он писал письма в различные вышестоящие инстанции и ему, как бывшему партизану, разрешили проживать в Крыму, но власти делали всё, чтобы создать невыносимые условия для крымскотатарских семей впоследствии чего они сами захотели бы уехать с Крыма. Не стало исключением и семья Сейдамета агъа. Землю, прилегающую к купленному дому, колхоз у них отобрал и засеял пшеницей. Семья осталось без подсобного хозяйства, она выживала за счёт близлежащих лесов, где можно было собрать дикие яблоки, груши, кизил, фундук. Однажды Сейдамет агъа купил ягнёнка по случаю. На удивление соседей, через год ягнёнок вырос в огромного барана и этой осенью он должен был превратиться в баранину. Но вот однажды случилось непоправимое! Тот день ничем не отличался от других жарких дней августа. Все домочадцы во главе с Сейдаметом агъа с утра ушли в лес, где начинался сбор кизила. Баран как обычно целыми днями пасся у ворот дома, привязанный верёвкой к старой орешине. Этот день не был исключением. В это время местный тракторист Федя, который жил на этой же улице, в хорошем подпитии возвращался домой, трезвым его никогда никто не видел. Шёл он медленно, еле переваливаясь с ноги на ногу, что-то напевая. Увидев барана, он громко рассмеялся, а затем заорал: - Оп - па! Баран?! Скажи, кто ты по национальности? Что ты смотришь на меня?! Ишь ты, уже и рога отрастил. Ты же татарин, как они! - затем встал на четвереньки и продолжил, - давай бодаться! Он, стоя на четвереньках, начал провоцировать барана на поединок, который беззаботно, не обращая на тракториста никакого внимания, щипал травку. - Ну, что - ты? Боишься! Все вы татары такие! Трусы!!! – продолжал пьяным голосом Федя. Он начал тыкаться головой об лоб животного. Барану это сразу же не понравилось. Он застучал передними ногами, подняв пыль, затем отошёл на пять-шесть шагов, благо верёвка была длинная, разогнался и со страшной силой ударил рогами тракториста прямо в лоб! Тот два – три раза перевернулся и упал замертво, а баран спокойно продолжил щипать травку. К сожалению, неотложка, которая приехала через пятнадцать минут, констатировала смерть пострадавшего. Федя получил сильную черепно-мозговую травму. Вскоре об этом случае заговорили все жители села. Повсюду стали бродить слухи, что крымские татары специально покупают и дрессируют баранов для того, чтобы они бросались на людей и убивали их. Но, к счастью, были свидетели того трагического случая и вскоре все узнали, как это было на самом деле. Односельчане прекрасно понимали, что баран не имеет национальности и во всём виноват сам тракторист, спровоцировавший животного на этот поступок. Семье Ислямовых от этого было не легче. Они чувствовали себя неловко, потому что их баран стал невольным орудием убийства односельчанина, поэтому на семейном совете глава семьи, Сейдамет агъа, сказал: - Мясо животного, которое стало причиной смерти человека, мы есть не будем, поэтому отведите барана семье покойного, пусть используют его мясо в поминальные дни. Нам здесь ещё жить, а бараны у нас ещё будут.

Очень плохоПлохоУдовлетворительноХорошоОтлично (11 голосов, средний бал: 3,45 из 5)

Загрузка...